Хозрасчет и экспертиза

Хозрасчет и экспертиза

Хозрасчет и экспертиза

Статьей 37 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» для судебно-экспертного учреждения (СЭУ) предусмотрена возможность производить на договорной основе экспертные исследования для граждан и юридических лиц, взимать плату за производство судебных экспертиз по гражданским и арбитражным делам, а также по делам об административных правонарушениях. Подобная деятельность государственных экспертных учреждений, безусловно, способствует более широкому использованию потенциала специальных знаний судебного эксперта с последующим дополнительным его вознаграждением. Вместе с тем, как у любой медали, здесь есть и другая сторона — особые финансовые взаимообязующие и морально-этические отношения, складывающиеся между заказчиком услуги и ее исполнителем, между работодателем и экспертом. Особенностям формирования этих отношений и посвящена настоящая статья. Практика последних лет показывает стабильную тенденцию к увеличению количества обращений судов, в особенности мировых, органов МВД с целью производства как судебных, так и несудебных исследований товароведческого и иных направлений на платной основе. Это стимулирует прием в экспертные учреждения специалистов для работы на основе самоокупаемости (по контракту). По сути, такой работник прямо заинтересован в большем объеме высокооплачиваемой работы. Однако стремление заработать (что по-человечески объяснимо и понятно) как можно больше чревато рядом многосторонних конфликтов. Так, в одном учреждении, как правило, имеются эксперты с различной формой оплаты труда. Специалисты криминалистического, т.е. традиционного для СЭУ направления (почерковеды, трасологи, баллисты, химики, металловеды) финансируются из бюджета. Специалисты-товароведы, иногда автотехники, программисты, инженеры-строители находятся на хозрасчете. При том, что квалификационные требования, условия труда, правила распорядка для специалистов разных форм финансирования идентичны, их заработная плата может значительно отличаться. В этом смысле весьма похвально стремление руководства СЭУ доплачивать эксперту-бюджетнику из средств, «заработанных» хозрасчетниками, особенно когда первый достаточно загружен и надлежаще выполняет свои обязанности, а финансовое положение СЭУ довольно стабильно. Однако в большинстве случаев итоговое вознаграждение хозрасчетника все равно выше. Здесь надо справедливо заметить, что работа «на хозрасчете» требует особой мобилизации эксперта, его готовности гибко планировать время, зачастую в интересах заказчика услуги, быстро переключаться с одного исследования на другое, обладать другими качествами, о которых мы поговорим ниже. Не секрет, что тому же товароведу приходится трудиться в «рваном» темпе. Иногда один осмотр сменяется другим, причем в разных концах города или области. Здесь самостоятельное планирование работы приобретает особый смысл, когда требуется соблюдение и сроков и качества заключений одновременно. Периодическая или постоянная занятость во внеурочное время — также атрибут работы хозрасчетника. Приведем практический пример. В течение одного-двух месяцев наблюдалось резкое увеличение количества обращений граждан и страховых компаний по вопросу производства экспертизы поврежденного транспортного средства (аварийность на дорогах может скачкообразно увеличиваться в межсезонье). Как правило, 2-4 осмотра в день. Очевидно, что времени на обработку ранее составленных актов осмотра и фотоматериалов практически нет. Однако требуемые сроки исполнения подобного рода заключений весьма малы 1-5 дней, что может заставить эксперта либо работать внеурочно, либо проводить исследования поверхностно. Спустя некоторое время может наступить спад обращений, когда на одного эксперта приходится один осмотр в два дня, то есть нагрузка явно недостаточна для получения в конечном итоге достойного заработка. Попытки руководства СЭУ по возможности оптимизировать, равномерно распределить нагрузку могут быть неэффективными, поскольку заказчика услуг в первую очередь волнует быстрота обслуживания. В этом смысле работа традиционного эксперта, например криминалиста, более стабильна и прогнозируема. Производство экспертиз по уголовным делам предусматривает, как правило, обременение самого правоприменителя организовать осмотр на месте. Общение же с судом или следователем (переписка в виде ходатайств) растянуто во времени, это позволяет готовиться к тем же выездам заблаговременно. Из вышеизложенного вытекает, что, с одной стороны, современные условия и требования по-разному регламентируют работу «бюджетника» и «хозрасчетника», но при этом вне зависимости от формы оплаты труда эксперты должны работать в одном правовом поле, по одним критериям правильности и объективности. Здесь и кроется еще один немаловажный момент. Что такое платное исследование? В первую очередь это квалифицированное мнение сведущего человека, причем работающего в СЭУ в должности государственного эксперта. Именно это обстоятельство должно быть превалирующим в организации платной работы. По своей сути судебное и несудебное исследование в части подходов и научного обоснования должно быть одним и тем же. В противном случае неизбежно возникновение конфликта между заключениями, особенно при рассмотрении судами гражданских и уголовных дел. В качестве иллюстрации можно сослаться на ранее приведенный пример. Поскольку СЭУ активно участвуют в рынке оказания услуг страховым компаниям, зачастую требуется «играть по правилам», установленным ими. В частности, использовать те методические и справочно-нормативные документы, применение которых рекомендует, а иногда напрямую регламентирует страховщик. СЭУ, обладая мощным интеллектуальным потенциалом и методической базой, в состоянии это учитывать в несудебных исследованиях. В то же время производство судебной экспертизы сопряжено с использованием только тех нормативных источников и методик, которые апробированы и рекомендованы соответствующим научным подразделением Российского федерального Центра судебной экспертизы. Поэтому в заключениях, составленных по разным методикам расчета, может наблюдаться различный результат, например того же износа транспортного средства. В принципе этот конфликт устраним введением на федеральном уровне единого всеобъемлющего методического руководства, что на современном этапе пока еще маловероятно. Пожалуй, самым деликатным вопросом в производстве платных исследований является взаимоотношение СЭУ и заказчика услуги, особенно если последним является гражданин. Кому из экспертов не приходилось слышать: «Я заплатил за исследование, будьте добры дать нужный мне результат». Подобного рода заявления звучат часто, в особенности когда между СЭУ и заказчиком договорные отношения недостаточно регламентированы и прозрачны. Конечно, учесть все многообразие факторов, влияющих на производство платных исследований, невозможно, однако обращать внимание на ключевые, определяющие суть и цель исследования, необходимо. Как известно, на каждую платную услугу между СЭУ и заказчиком должен быть составлен письменный договор, где излагаются права и обязанности сторон, условия, предмет и объекты исследования, вплоть до конкретных вопросов, подлежащих разрешению экспертом. Здесь важно акцентировать внимание только на предмете применения специальных знаний. Причем заказчику услуги необходимо в доступной форме разъяснить, что плата взимается не за результат, а за исследование, то есть в данном случае товаром (услугой), реализуемой СЭУ, является информация, добытая специальным исследованием. Вместе с тем даже такой подход не является гарантией «чистоты» отношений исполнителя и заказчика. На практике заключению договора предшествует консультация специалиста СЭУ, в ходе которой предварительно оговаривается целесообразность того или иного исследования. Достаточно ярким примером этого может служить обращение по вопросу дефектов автомобильных шин. Так, ссылаясь на отслоение протектора, в СЭУ обратился гражданин с просьбой провести исследование автомобильной шины с дефектом. Он пояснил, что накануне продавец шины усмотрел на ней следы воздействия постороннего объекта, образовавшего повреждение в виде кольцевого отслоения протектора на 1/3 окружности. Четко следуя процедуре платного исследования, необходимо было бы сразу заключить договор на предмет установления природы данного повреждения (что для шины часто сопряжено с ее разрушением). Однако заказчик боялся, что шина разрушится в процессе исследования. Поэтому в данном случае еще до заключения договора специалист-трасолог произвел предварительный осмотр повреждения и заверил, что необходимости разрушения шины для ее исследования нет и маловероятен предполагаемый ее разрез. Только после этого с заказчиком был заключен договор. С позиций объективности такая процедура может показаться неправильной, якобы эксперт предварил свои будущие выводы. Однако практическое выполнение подобного рода платных услуг показывает обоснованность предварительных консультаций, целью которых является не оговаривание возможности получения «нужного» результата, а разъяснение процесса исследования, обозначение факторов, влияющих на результат. Особого внимания заслуживает обсуждение этических норм во взаимоотношении заказчика и исполнителя. Не секрет, что разрешение спорных обстоятельств посредством платного экспертного исследования сопряжено с участием иногда двух и более сторон. В силу необходимости работник СЭУ вынужден общаться с ними, в том числе и для получения исходной информации для исследования. Поэтому, с одной стороны, он находится в некоторой «деловой» зависимости от заказчика (или заинтересованных сторон), а с другой — очевидна необходимость дистанцироваться от мнения заказчика и его отношения с другими сторонами. Это накладывает свои требования на поведение эксперта. Вежливость, выдержка, воздержание от любых устных заявлений, ущемляющих права сторон, конфиденциальность — вот некоторые профессиональные качества, определяющие его способность работать на договорной основе без ущерба для профессиональной репутации самого эксперта и СЭУ. Каким бы ни было отношение к коммерциализации деятельности СЭУ, в настоящее время она является как инструментом развития самого экспертного процесса, так и средством стимулирования наиболее квалифицированных кадров. Хозрасчетная деятельность позволяет не только и не столько достойно вознаграждать эксперта, но и приобретать дополнительное оборудование, программное обеспечение, проводить обучение экспертов. Однако при этом она должна четко вписываться в рамки научного, профессионального подхода к решению задач, стоящих перед СЭУ. Автор: С. А. Гриднев — заведующий отделом Тамбовской ЛСЭ Минюста России.
Хозрасчет и экспертиза
Оцените статью

Читайте также: