О формах профессиональной подготовки экспертов-криминалистов

О формах профессиональной подготовки экспертов-криминалистов

О формах профессиональной подготовки экспертов-криминалистов

В статье 13 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» содержится требование пересмотра уровня квалификации эксперта каждые пять лет. Для реализации указанной нормы в системе экспертно-криминалистических подразделений Минюста России принято Положение «Об аттестации работников на право самостоятельного производства судебной экспертизы в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации»[ref]Приказ Минюста России от 23 января 2002 г. № 20 «Об утверждении Положения об аттестации работников на право самостоятельного производства судебной экспертизы в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации».[/ref], аналогичное Положение разрабатывается сейчас в МВД России. Казалось бы, в этих документах должен присутствовать единый механизм переаттестации, однако, на наш взгляд, это не так. Эксперты названных ведомств проходят разные формы обучения: в Минюсте России — чаще всего «ученическую», в МВД России — «академическую». Первые получают право проведения 1-2 видов экспертиз, вторые — 7 видов криминалистических экспертиз. Существующая практика подтверждения квалификации основана на рецензировании заключений экспертов. Для подтверждения своей квалификации эксперты системы МЮ направляют на рецензирование 5 заключений по каждому виду экспертиз, сколько же нужно направлять экспертам МВД России, чтобы подтвердить все свои 7 допусков? Да и является ли заочное рецензирование экспертных заключений надлежащей формой выяснения уровня квалификации эксперта? Для того чтобы прояснить эти вопросы, попробуем сопоставить особенности двух форм подготовки экспертов-криминалистов. Основные моменты ученической формы обучения:
  • обучение производится на базе высшего образования, как правило, смежного области специализации;
  • обучение происходит непосредственно на рабочем месте;
  • наставником назначается, как правило, наиболее опытный в данной экспертной области специалист;
  • наставник обучает эксперта на примерах решаемых совместно экспертных задач;
  • эксперт учится решать практические задачи в целом: от получения материалов дела до передачи заключения заказчику;
  • эксперт овладевает навыками работы с техническими средствами и методами исследования, имеющимися в экспертном подразделении;
  • эксперт учится взаимодействовать с участниками уголовного (гражданского) процесса.
Качество знаний и умений данной формы обучения определяется:
  • профессиональным уровнем и педагогическими способностями наставника;
  • уровнем требований экспертно-квалификационной комиссии (ЭКК);
  • объемом и разнообразием решаемых в данном подразделении экспертных задач;
  • уровнем требований, предъявляемых к результатам исследований инициаторами заданий в данном населенном пункте, регионе.
Основные моменты академической формы подготовки:
  • обучение осуществляется на базе среднего образования в стенах учебного заведения;
  • обучением занимаются преподаватели вуза в соответствии с разрабатываемым коллегиально стандартом;
  • обучаемый приобретает знания, умения и навыки как сумму результатов освоения им дисциплин учебного плана;
  • материальная база учебного процесса вуза строится в основном исходя из технических средств, применяемых на практике, и объемов финансирования;
  • взаимодействию с участниками уголовного (гражданского) процесса эксперт учится теоретически и во время практики и стажировки в практических органах.
Качество знаний и умений определяется содержанием учебных программ и уровнем контроля результатов обучения, своеобразной «системой качества», сложившейся в данном вузе. Если сжать изложенное до одной фразы, то можно сказать, что ученическая форма предполагает обучение «решению текущих задач, здесь и сейчас», академическая — «решению элементов задач, которые встречаются сейчас во многих экспертных подразделениях». Понятно, что эксперт, обучающийся на своем рабочем месте, окажется более подготовленным для практической деятельности. Собственно эта деятельность в различном объеме осуществляется им в течение всего времени обучения, само же время обучения значительно меньше обучения в вузе. Но в перспективе использования специалиста (в течение большего времени работы, когда он столкнется с более разнообразной экспертной практикой, чем в процессе обучения) все более сказывается фундаментальность подготовки эксперта. И здесь предпочтительной является именно академическая форма, имеющая целью не натаскивание эксперта на решение задач, а на умение конструировать эти решения на основе системы (а не суммы) знаний. Стремясь сгладить минусы обеих форм обучения и перенять плюсы, они совершенствуются в направлении сближения. Так, экспертов-стажеров лабораторий РФЦСЭ в свое время собирали в кустовых подразделениях для прохождения теоретической подготовки[ref]См.: Орлова В.Ф. О работе научно-методического совета по судебно-почерковедческой и автороведческой экспертизам ВНИИСЭ. М.: ВНИИСЭ МЮ, 1978. С. 6.[/ref]. Обучение экспертов за рубежом часто происходит не только на своих рабочих местах, но и предусматривает стажировки по методам и объектам судебной экспертизы в ведущих научно-практических институтах криминалистики. Элементом ученической формы в вузовской подготовке является выполнение обучаемыми учебных и контрольных экспертиз, прохождение практик и стажировок[ref]См.: Хрусталев В.Н. Опыт подготовки экспертов-криминалистов (по материалам зарубежной печати) // Экспертная практика. М.: ЭКЦ МВД России, 1995. № 38. С. 59.[/ref]. Имеются определенные отличия и в итоговой аттестации обучаемых. Допуск на право производства экспертиз при ученической форме обучения дается аттестационной комиссией на основе предоставленных стажером заключений эксперта и результатов сдачи экзамена. В вузе же обучение заканчивается семестровыми экзаменами по экспертным дисциплинам и защитой дипломной работы по одной из дисциплин специализации, оценка практической работы и теоретической подготовки осуществляется раздельно, приоритет же отдается теоретической подготовке. При переаттестации теоретическая подготовка эксперта отдельно не проверяется и не оценивается. Для тех, кто проходил ученическую форму обучения, такой перенос акцента только на оценку практических навыков выигрышен: выполняя 100-150 экспертиз одного вида в год, нетрудно отобрать 5 «классических» (не содержащих каких-либо спорных моментов) работ и отправить их в аттестационную комиссию. Приобрел ли он за пять лет какие-либо новые знания или хотя бы не растерял того, что было? — комиссия, изучая заключения этого эксперта, не узнает. Это не совсем правильно, поскольку за пять лет в некоторых областях специальных знаний происходят существенные изменения. Оценка владения этими знаниями в ходе переаттестации служила бы стимулом для повышения своей квалификации экспертами. У выпускников же вузов при такой форме переаттестации может возникнуть вопрос: а зачем учить «Основы теории судебной экспертизы», дисциплины, смежные экспертной специальности, и еще многое другое, что является фундаментом системы знаний, когда достаточно всего лишь уметь составлять заключения эксперта? И это в условиях, когда на практике от эксперта все чаще требуется не только провести исследование и оформить его результаты заключением, но и отстаивать эти результаты в суде в полемике с не менее квалифицированной стороной. Подводя итог сказанному, хочется отметить, что сложившиеся формы обучения экспертов при всех их плюсах и минусах позволяют качественно готовить сотрудников экспертных подразделений, учитывая специфику их работы в различных ведомствах. Система же переаттестации экспертов не учитывает ни этой специфики, ни особенностей их подготовки, не стимулирует работу по самосовершенствованию, повышению квалификации эксперта, не отвечает современным требованиям экспертной практики. Условиями переаттестации сотрудника экспертного подразделения по каждому виду экспертиз, по нашему мнению, должны являться: 1) обладание специальными знаниями в соответствующей области с учетом изменений, произошедших с момента последней переаттестации; 2) владение современными методами исследования; 3) умение применять эти знания и методы на практике. Если необходимо подтвердить квалификацию по нескольким видам экспертиз, то требование предоставлять не менее 5 заключений эксперта может быть заменено на выполнение соответствующих практических заданий в ходе переаттестации. При этом переаттестация должна включать не только элементы проверки (знаний, качества проведенных экспертиз), но и элементы обучения (новым методикам и методам исследования). Реализовывать эти функции, по нашему мнению, необходимо в системе факультетов переподготовки и повышения квалификации вузов, учебных центров при ведущих экспертных подразделениях страны. [references/] Автор: П.В. Бондаренко — начальник кафедры криминалистической экспертизы документов Саратовского Юридического института МВД России, кандидат юридических наук.
О формах профессиональной подготовки экспертов-криминалистов
Оцените статью

Читайте также: