Оценка экспертного заключения при производстве дополнительной судебно-медицинской экспертизы

Медицинская экспертиза - Подать заявкуМедицинская экспертиза - Стоимость
Оценка экспертного заключения при производстве дополнительной судебно-медицинской экспертизы

Оценка экспертного заключения при производстве дополнительной судебно-медицинской экспертизы

Назначение дополнительной экспертизы еще не означает утраты доказательственного значения основной экспертизы. Необоснованное сужение экспертом объема задания почти всегда является основанием для назначения дополнительной экспертизы с целью восполнения имеющихся в заключении пробелов. Неясность же заключения не всегда влечет за собой назначение дополнительной экспертизы, если она может быть устранена путем допроса эксперта[1].

При исследовании представленных материалов эксперт должен определить их достаточность (в случае возможности применения к ним методик в полном объеме) для выявления объективной информации или носителей информации, а также экспертной еѐ оценки с целью решения поставленной перед ним задачи (задач). Невозможность получить и профессионально оценить информацию, содержащуюся в ранее данном заключении эксперта, исключает достоверность решения поставленной задачи при обстоятельствах, изложенных в материалах дела, «в соответствии со свои- ми специальными знаниями»[2].

В противном случае эксперт вынужден был бы безоговорочно принять в качестве исходных данных для своих выводов все указанные в материалах дела сведения, относящиеся к предмету экспертизы, не оценивая их достоверности на основании результатов своих специальных экспертных исследований.

Заявка на медицинскую экспертизу

Аналитическая работа эксперта при исследовании заключения, как правило, начинается с изучения его формы и структуры, содержания вводной части, уяснения, относятся ли вопросы, поставленные перед экспертом, к определенной отрасли специальных знаний и является ли «эксперт», исполнивший исследуемое заключение, специалистом в области отрасли знаний и умений, необходимых для решения поставленных перед ним вопросов (экспертных задач); требуются ли специальные знания и умения для ответов на поставленные вопросы, является ли нужным производство конкретных специальных исследований (относящихся к указанной отрасли), каких именно, проведены ли эти исследования для решения поставленных экспертных задач; могут ли быть получены ответы на поставленные вопросы на основе общеобразовательных, бытовых знаний, не требующих специального образования и специализации; имеет ли специалист, проводивший первичную экспертизу, необходимое образование, соответствующую специализацию, стаж практической деятельности, соответствующий сертификат, иные документы, подтверждающие его профессиональную компетенцию и квалификацию; являются ли использованные экспертом приемы и методы исследования частью его специальных познаний, профессиональных навыков.

Закон не позволяет эксперту самому уменьшить объем экспертного задания, но позволяет рационально изменить объем экспертных исследований с целью более полного и точного решения экспертных задачи, устранения неопределенности выводов, уменьшения «информационного шума».

Производя дополнительную оценку результатов проведенного исследования (признаков, фактов) на базе своих специальных познаний, эксперт должен установить наличие или отсутствие их совокупности, достаточной для формулирования определенного вывода. Итог исследования (вывод эксперта) всегда выступает как результат специальной оценки определенных фактов, положенных в основу вывода. Такая оценка тем более необходима, что позволяет иногда исключить возможность существования факта, который служил исходным для назначения и проведения повторной экспертизы.

Поскольку, как правило, в результате решения одной экспертной задачи могут быть получены критерии для решения последующих, следует учитывать, что суждения вероятностной формы не могут быть положены в основу категоричного вывода, а неопределенно-альтернативные суждения («или. или», «либо. либо») не пригодны для аргументации выводов категоричной и вероятностной формы.

Оперирование «средними» показателями во всех без исключения случаях приводит к неправильному заключению. Так, в случае судебного рассмотрения уголовного дела в связи с умышленным убийством суд интересует не среднестатистическое время смерти «среднего» человека, а конкретное время смерти конкретной личности. Результаты решения экспертной задачи должны базироваться на конкретных (а не «среднестатистических») данных и находиться в конкретном пространственно-временном континууме.

Один из важных элементов оценки заключения — проверка правильности примененной экспертом терминологии и содержания понятий. Формулирование экспертных выводов, помимо классических положений формальной логики, требует соблюдения правил символической логики. К примеру, в исследовательской части заключения эксперта в описании щелевидной раны указано наличие дефекта кожи между еѐ краями, у «обушкового конца». В выводах рана оценена как колото-резаная, образовавшаяся от одного удара (под действием мышечной силы человека).

Известно, что:
а) «дефект кожи» является достоверным признаком пробивного действия огнестрельного снаряда. Он образуется при контактной скорости в пределах 150-300 м/с, при скорости 100 м/с дефекта не возникает[3];
б) при этом удельная кинетическая энергия (Еуд), переданная компактным поражающим элементом пораженному участку кожи, должна быть не ниже 90,4 Дж/см2[4];
в) сила сокращения мышц человека не может обеспечить колюще-режущему клинку энергетические показатели, достаточные для пробивного действия, влекущего образование дефекта кожи.

Если в области входной щелевидной раны действительно имеется дефект ткани (в том понимании, как это принято в судебно-медицинской травматологии), то эта рана либо не является колото-резаной, либо причинена не за счет мышечных усилий человека (они недостаточны для образования дефекта кожи за счет пробивного действия).

А следовательно, если оцениваемая рана действительно обладает дефектом кожи, образовавшимся от пробивного действия повреждающего предмета, то эта рана не является колото-резаной, причиненной силой мышечной силой человека.

Если оцениваемая рана является входной колото-резаной, образовавшейся от удара колюще-режущим клинком под действием мышечной силы человека, то она может иметь между своими краями просвет (в результате зияния и/или смятия краев кожной раны), который, не являясь дефектом кожи, может быть устранен соответствующей обработкой кожного препарата. В последнем случае суждение о наличии у данной раны дефекта кожи является ошибочным.

Оценка заключения эксперта включает в себя оценку компетенции эксперта и его правомочности проводить данную экспертизу, научной достоверности заключения, т.е. правильности примененной методики и тех научных положений, на которых базируются выводы, достаточности материалов для вывода, несомненности исходных данных, положенных в основу заключения, полноты и всесторонности проведенных исследований, правильности определения признаков, положенных в основу вывода, логической согласованности данных исследования и сделанных выводов. На последнем этапе оценки проверяется соответствие заключения другим материалам дела.

Одна из трудностей в оценке заключений — это оценка научной достоверности выводов эксперта, поскольку ни следователь, ни суд, как правило, не обладают специальными познаниями в науке, технике, искусстве и ремесле. Обязательность такого рода проверки обусловлена тем, что заключение эксперта может быть признано доказательством лишь в том случае, когда исходные положения данного исследования разработаны и обоснованы определенной отраслью науки, техники, искусства или ремесла, в противном случае такое заключение будет не достоверным, не имеющим доказательственной значимости. Отсутствие научного обоснования выводов, к которым пришел эксперт, делает невозможным оценку заключения с точки зрения его научной обоснованности.

Оценка заключения эксперта предполагает проверку полноты и правильности исследования. Нельзя считать достоверным заключение, когда эксперт выборочно исследует объекты, представленные на экспертизу, а вывод делает в отношении всех объектов.

Выводы будут правильны лишь тогда, когда они логически вытекают из тех научных положений, которые использовались экспертом в исследовательской части заключения в их обоснование, из данных, полученных в результате исследования.

Оценивая заключение, необходимо проверить, соответствуют ли выводы поставленным на разрешение экспертизы вопросам, определяются ли ответы всем ходом исследования, является ли заключение эксперта исчерпывающим и согласованным во всех своих частях, не содержат ли выводы логических противоречий, в том числе результатам проведенного исследования, согласуются ли последние с данными вводной части заключения, с достаточной ли полнотой сформулированы ответы на вопросы, поставленные эксперту (экспертам), не выходят ли выводы и их аргументация за пределы специальных познаний и умений эксперта.

С точки зрения определения уровня компетенции эксперта необходимо выяснить, в каких формах имеет место его выход за границы своих специальных знаний:
а) вообще не компетентен проводить данную экспертизу, но тем не менее проводит ее;
б) вторгается ли он в область специальных познаний другого эксперта;
в) вторгается ли в область права (устанавливает состав преступления, оценивает фактические данные не с точки зрения специалиста и т.д.);
г) сформулировал ли выводы на основе предположений или логических умозаключений, не являющихся результатом экспертных исследований;
д) исследован ли объект экспертизы при отсутствии специально разработанной и проверенной методики;
е) позволяет ли современное состояние отрасли науки, представителем который является эксперт, научно обосновать сформулированный им вывод;
ж) не нарушает ли он обязательную последовательность проведения исследований.

Мало установить, что заключение дано экспертом в конкретной области науки, нужно выяснить соответствие его профессиональной компетенции сущности решаемой экспертной задачи. Сам факт выявившейся некомпетентности эксперта делает излишним изучение его выводов и их сопоставление с другими материалами дела.

Может ли судебно-медицинский эксперт (врач-эксперт) решать соответствующий его специальности вопрос о том, отвечали ли определенные действия медицинского персонала регулирующим их правилам? Да, может. Установление экспертом факта и характера нарушений не дает ему возможности формулировать вывод о виновности, а лишь позволяет прийти к разрешению вопроса о соответствии действий определенного лица в данной обстановке техническим требованиям. Другими словами, вывод эксперта будет относиться к обстоятельствам, устанавливающим событие, но не состав преступления в полном объеме. По этим же основаниям нужно признать за экспертом право на оценку заключения предыдущего эксперта или сопоставительного анализа доказательств.

Задача состоит не в создании какой-то особой «экспертной» логики, а в соблюдении логических законов в исследовательской деятельности эксперта.

Само по себе знание формально-логических законов без знания предмета науки, в которой они применяются, не может помочь в проведении судебной экспертизы. Содержание экспертной деятельности составляют специальные приемы (методы) и средства обнаружения, фиксации, исследования и оценки объектов экспертизы.

Базой для логического мышления служит сама конкретная наука — ее понятия и теории, способы рассуждения и доказательства. Оперирование логическими категориями в отрыве от содержания конкретной науки превращает вывод эксперта в умозаключение из области обыденного, общежитейского мышления, доступного любому здравомыслящему индивидууму, не являющееся результатом применения специальных познаний и поэтому влекущее за собой потерю доказательственного значения заключения. А закономерности процесса выведения одних знаний из других составляют предмет логики и универсальны для всех отраслей знания.

Пагубное влияние на доказательственную значимость экспертных выводов оказывает нарушение закона достаточного основания, наблюдаемое в тех случаях, когда эксперт:
а) формулирует необоснованный вывод;
б) исследует объекты экспертизы выборочно, а вывод дает в отношении всех объектов;
в) применяет лишь некоторые, а не все существующие методы исследования и, не придя к категорическому выводу, формулирует «отказ» от решения поставленного перед ним вопроса;
г) «пропускает» промежуточное исследование, являющееся неотъемлемой частью данной методики;
д) смешивает причинно-следственную связь с простой последовательностью явлений.

Необоснованный вывод не имеет доказательственного значения по делу. Недостаточная обоснованность имеет место и тогда, когда, выявив и отразив в процессе сравнительного исследования совпадения и различия частных признаков, эксперт базирует свой вывод только на совпадении и ничем не объясняет информационную значимость выявленных различий.

В понятие «обоснованность» применительно к научно-познавательной деятельности эксперта необходимо должна включаться и всесторонность исследования. Необходимость проявляется тогда, когда эксперт применил конкретную методику, но не смог прийти к категорическому выводу. «Отказ» от решения вопроса по существу обусловит необоснованность заключения, поскольку не были использованы другие возможные методики, решающие экспертную задачу.

Нарушение закона достаточного основания имеет место, когда эксперт допускает логическую ошибку: «после этого — значит, по причине этого». Здесь очевидно смешение причинно-следственной связи с простой последовательностью явлений, а утверждать наличие причинной связи двух явлений лишь потому, что одно явление происходит после другого, нельзя.

Автор:
А. Н. Белых — профессор Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, д-р мед. наук, профессор.


  1. Федеральный закон № 174-ФЗ «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». М., 2001.
  2. Федеральный закон № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». М., 2001.
  3. Попов В.Л., Дыскин Е.А. Раневая баллистика. СПб.,1994.
  4. Попов В.Л., Шигеев В.Б., Кузнецов Л.Е. Судебно-медицинская баллистика. СПб., 2002.
Нашли в тексте ошибку? Выделите её, нажмите Ctrl + Enter, и мы всё исправим!