Особенности использования специальных знаний в контексте действующего законодательства

Особенности использования специальных знаний в контексте действующего законодательства

Особенности использования специальных знаний в контексте действующего законодательства

Отмечая важность и своевременность принятия Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее — ФЗ), следует подчеркнуть, что положения некоторых статей указанного Закона при реализации его на практике трактуются неоднозначно и нуждаются в уточнении. Так, не совсем ясен статус государственного судебного эксперта, о котором в ст. 12 ФЗ говорится как об аттестованном работнике государственного судебно-экспертного учреждения, производящем судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей. Возникает вопрос: кем является этот работник в то время, когда экспертизу не «производит»? Согласно ст. 16 допускается составление сообщения о невозможности дачи заключения, если объекты исследования непригодны или недостаточны для проведения исследования, только в случае, когда эксперту будет отказано в их дополнении, при том, что на практике ответ на ходатайство, заявленное экспертом, приходит далеко не всегда. В ст. 22 ФЗ указывается, что каждый из экспертов одной специальности при производстве комиссионной экспертизы должен проводить исследование «в полном объеме», хотя объект в ходе исследования может быть существенно поврежден и даже уничтожен, а последовательное производство исследования каждым из членов комиссии экспертов ведет к увеличению срока производства экспертизы. Вызывает справедливые нарекания практиков тот факт, что ряд важных положений ФЗ не распространяется на судебно-экспертную деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами. Так, в ст. 28 ФЗ разъясняется следующее: «Круг лиц, которые могут быть направлены на судебную экспертизу в принудительном порядке, определяется процессуальным законодательством Российской Федерации. В случае, если в процессуальном законодательстве Российской Федерации не содержится прямого указания на возможность принудительного направления лица на судебную экспертизу, государственное судебно-экспертное учреждение не вправе производить судебную экспертизу в отношении этого лица в принудительном порядке». Однако указанные положения, согласно ст. 41 ФЗ, не касаются лиц, проводящих судебную экспертизу вне государственного судебно-экспертного учреждения в соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации. При этом особенности производства судебной экспертизы в отношении живых лиц действующим уголовно-процессуальным законодательством не урегулированы. Более того, ст. 47 и ст. 195 УПК РФ не содержат положений, дающих обвиняемому право отказаться от участия в судебной экспертизе, проводимой в отношении него. В связи с этим с сожалением приходится констатировать, что на практике имеют место случаи производства судебных психологической и психофизиологической экспертиз в условиях, нарушающих права подэкспертных, коих можно было бы избежать в случае распространения положений главы IV данного ФЗ «Особенности производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении в отношении живых лиц» на судебно-экспертную деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами. Вряд ли отвечает интересам практики борьбы с преступностью, учитывая ее интернациональный характер, отсутствие в Законе раздела, посвященного вопросам международного сотрудничества в области судебно-экспертной деятельности. Думается, что Федеральный закон «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации» необходимо дополнить статьями, регламентирующими указанные вопросы, которые можно было бы сформулировать следующим образом:
  • при производстве судебной экспертизы по поручению соответствующего органа или лица другого государства, с которыми Россия имеет соглашение о взаимной правовой помощи и сотрудничестве, применяется законодательство Российской Федерации, если иное не предусмотрено указанным соглашением;
  • руководитель государственного судебно-экспертного учреждения вправе в необходимых случаях с письменного согласия органа или лица, назначившего экспертизу, при производстве комиссионной экспертизы включать в состав комиссии экспертов государств, с которыми Российская Федерация имеет соглашение о взаимной правовой помощи и сотрудничестве. При этом применяется законодательство Российской Федерации, если иное не предусмотрено указанным соглашением. Оплата производства экспертизы в этом случае осуществляется по договору между заказчиком и исполнителем экспертизы;
  • государственные судебно-экспертные учреждения пользуются правом устанавливать международные научно-практические контакты с учреждениями других государств по вопросам судебной экспертизы, криминалистики и других наук, проводить совместные мероприятия по обмену опытом, а также осуществлять совместно издательскую деятельность.
В заключение хотелось бы отметить, что за истекшие три года со дня принятия Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности» накоплен значительный опыт в деле оптимизации процесса использования специальных знаний в судопроизводстве, что позволяет сегодня внести в него необходимые коррективы, отвечающие потребностям практики. Автор: П. В. Денисов — начальник отдела МВД России.
Особенности использования специальных знаний в контексте действующего законодательства
Оцените статью

Читайте также: