Процессуальные проблемы назначения и производства судебной экспертизы

Процессуальные проблемы назначения и производства судебной экспертизы

Процессуальные проблемы назначения и производства судебной экспертизы

Назначение и производство судебной экспертизы — это основная форма использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве. Как следственное действие судебная экспертиза состоит из двух блоков: назначение судебной экспертизы органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором и судом; производство судебной экспертизы экспертом или комиссией экспертов. Только вместе эти два блока образуют следственное действие — назначение и производство судебной экспертизы. Поэтому трудно согласиться с С.А. Шейфером, который пишет, что «следственным действием надлежит считать не экспертизу в целом, а лишь комплекс действий следователя, определяющих программу исследования, создающих для этого необходимые условия, контролирующих объективность и полноту его проведения»[ref]Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 2001. С. 79.[/ref]. С другой стороны, законодатель гл. 27 УПК РФ «Производство судебной экспертизы» назвал без указания на ее назначение, в то время как ст. 195 УПК РФ называется: «Порядок назначения судебной экспертизы», что также игнорирует тот факт, что рассматриваемое следственное действие состоит из двух блоков — назначения и производства судебной экспертизы. Действительно, только совокупность этих двух блоков приводит к получению заключения эксперта, являющегося доказательством. Блок «назначение судебной экспертизы» включает следующие действия: определение вида назначаемой судебной экспертизы; подбор эксперта; определение объектов, направляемых для исследования эксперту; получение образцов для сравнительного исследования и представление их эксперту; формулирование вопросов эксперту; вынесение постановления о назначении судебной экспертизы; выполнение действий, направленных на обеспечение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Судебная экспертиза должна быть назначена компетентным лицом по уголовному делу, находящемуся у него в производстве. Такими лицами могут быть сотрудник органа дознания, дознаватель, следователь, прокурор или суд. Никакие другие лица не могут инициировать производство судебной экспертизы, а проведенные экспертные исследования без постановления соответствующих должностных лиц не могут быть признаны судебной экспертизой, соответственно заключение эксперта — доказательством. В одном из определений Конституционного Суда Российской Федерации справедливо указывается, что «основанием для производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении является не заявление обвиняемого или его защитника, а постановление органа дознания, предварительного следствия, прокурора»[ref]Определение Конституционного Суда РФ от 4 марта 2004 г. об отказе в принятии к рассмотре-нию жалобы гр. Проня А.В. на нарушение его конституционных прав п. 4 ч. 4 ст. 47, п. 2 ч. 1 ст. 53, ст.ст. 74, 85 и 86 УПК РФ // Российская газета. 2004. 7 июля.[/ref]. Одной из проблем, связанной с назначением судебной экспертизы, является выбор надлежащего эксперта и обеспечение его независимости от органа, назначившего судебную экспертизу. Эта проблема серьезно обострилась с принятием нового УПК РФ 2001 г., который в соответствии с принципом состязательности разделил участников уголовного судопроизводства на стороны обвинения и защиты, при этом многие экспертно-криминалистические подразделения оказались на стороне обвинения. Таким образом, эксперты оказались в одном ведомстве с дознавателями и следователями, которые по УПК РФ относятся к стороне обвинения. Это дает основание для отвода экспертов, так как п. 2 ч. 2 ст. 70 УПК РФ прямо указывает, что эксперт не может принимать участие в производстве экспертизы по уголовному делу, если он находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей. Е.Р. Российская видит выход в обеспечении полной независимости эксперта, в допустимости проведения альтернативных судебных экспертиз, в конкуренции государственных и негосударственных экспертных учреждений[ref]См.: Россинская Е. Законодательное регулирование назначения и производства судебной экспертизы // Закон. 2003. №3. С. 7.[/ref]. На наш взгляд, законодателю следует быстрее реализовать норму УПК РФ о том, что судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями (ч. 2 ст. 195 УПК РФ). Видимо, следует быстрее создать Комитет судебной экспертизы РФ, который осуществлял бы основную деятельность по производству различных судебных экспертиз. Такое самостоятельное и независимое от органов следствия и дознания судебно-экспертное учреждение будет соответствовать всем требованиям нового УПК РФ: эксперт не будет зависеть ни от стороны обвинения, ни от стороны защиты[ref]См.: Быков Б. Новый УПК требует создания независимого комитета судебной экспертизы // Российская юстиция. 2003. №11. С. 29-31.[/ref]. Следующая проблема, связанная с назначением и производством судебной экспертизы, заключается в противоречиях между нормами УПК РФ о судебной экспертизе и Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»[ref]Собрание законодательства Российской федерации. 2001. №23. Ст. 2291.[/ref]. Так, в данном Федеральном законе ничего не говорится о праве эксперта на самостоятельное получение образцов для сравнительного исследования, в то время как ч. 4 ст. 201 УПК РФ установила, что если получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, то оно производится экспертом. Кроме того, Федеральный закон несколько расширяет права эксперта при участии его в процессуальных действиях. Так, если п. 3 ч. 3 ст. 57 УПК РФ допускает участие эксперта с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в процессуальных действиях и предоставляет право задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы, то ч. 2 ст. 17 Федерального закона разрешает эксперту «делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний». Еще одно различие между УПК РФ и рассматриваемым Федеральным законом касается права следователя присутствовать при производстве судебной экспертизы и получать разъяснения эксперта по поводу осуществляемых им действий. Если ч. 1 ст. 197 УПК РФ устанавливает такое право следователя, то Федеральный закон ограничивает указанное право, устанавливая, что «при составлении экспертом заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов, если судебная экспертиза производится комиссией экспертов, присутствие участников процесса не допускается». На наш взгляд, указанные нами противоречия между УПК РФ и анализируемым Федеральным законом должны быть законодателем устранены, чтобы не порождать трудности в следственной и судебной практике. В настоящее время в следственной и судебной практике наблюдается тенденция к увеличению количества назначенных по уголовному делу экспертиз, что позволяет получать доказательства на основе последних достижений науки и техники. На наш взгляд, это обстоятельство диктует необходимость расширения случаев обязательного назначения судебных экспертиз. Статья 196 УПК РФ должна быть дополнена следующими экспертизами: судебно-техническими — по всем уголовным делам об авариях, катастрофах, крушениях, несчастных случаях с людьми на производстве; судебно-химической — по делам о незаконном распространении наркотических средств и психотропных веществ; судебно-медицинской — по уголовным делам о заражении венерической болезнью; криминалистической — по уголовным делам о подделке денежных знаков; судебно-оружиеведческой — по всем уголовным делам, связанным с применением оружия. По всем уголовным делам, связанным с нарушениями различных правил: правил техники безопасности, правил пожарной безопасности; санитарных правил, строительных правил, экологических и других — должны в обязательном порядке назначаться соответствующие судебные экспертизы. Федеральный закон от 21 июня 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»[ref]Российская газета. 2003. 10 июля.[/ref] ввел в уголовное судопроизводство новые виды доказательств — заключение и показания специалиста. Так, ст. 80 УПК РФ дополнена ч. 3 такого содержания: «Заключение специалиста — представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами» и ч. 4, в которой указывается: «Показания специалиста — сведения, сообщаемые им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями статей 58, 168 и 217 настоящего Кодекса». Эта новелла УПК РФ сразу же породила новую проблему: когда необходимо назначать судебную экспертизу, а в каких случаях достаточно ограничиться истребованием заключения специалиста? На наш взгляд, при наличии заключения специалиста следует все же назначать судебную экспертизу в случаях, когда оно противоречит другим доказательствам, собранным по уголовному делу; вызывает обоснованные сомнения в его достоверности; когда сам специалист, давший заключение, указывает на необходимость назначения судебной экспертизы; если после ознакомления с заключением специалиста стороны ходатайствуют о назначении соответствующей судебной экспертизы. Представляется, что эти положения следовало бы изложить в соответствующей редакции в ч. 5 ст. 195 УПК РФ. [references/] Автор: В. М. Быков — профессор Саратовского юридического института МВД России, доктор юридических наук, профессор.
Процессуальные проблемы назначения и производства судебной экспертизы
Оцените статью

Читайте также: