Работа с микрообъектами как элемент общей системы раскрытия и расследования преступлений.

Криминалистика — наука с ярко выраженной прикладной направленностью, то есть основное ее предназначение сводится к выработке на основе разработанных теоретических положений практических рекомендаций, направленных на повышение эффективности пресечения, раскрытия и расследования преступлений. В последнее время в этих рекомендациях предлагаются алгоритмы действий участников предварительного следствия. За основу построения этих алгоритмов во многих случаях берется уголовно-правовая квалификация совершенного преступления или элементы его криминалистической характеристики (способ совершения, место, время, характеристика личности и т.д.). Вместе с тем заметим, что алгоритм согласно Толковому словарю русского языка под ред. А.П. Евгеньевой — это «система вычислений по строго определенным правилам (выделено нами. — А.К.), которая после последовательного их выполнения приводит к решению поставленной задачи». Возникает закономерный вопрос — можно ли, например, для всех видов краж или убийств, грабежей, совершенных в ночное время суток, или дорожно-транспортных происшествий, произошедших в условиях дождя, предложить заранее подготовленную, универсальную последовательность действий следователя, оперативного сотрудника или специалиста? Очевидно — нет, иначе любое преступление было бы раскрыто без особых усилий, при условии выполнения предписанной последовательности действий. Все-таки каждое преступление индивидуально и в некотором смысле уникально, и воссоздание его картины, установление всех его обстоятельств больше походит на творческий процесс, нежели на механическое следование правилам алгоритма. Соответственно, термин «алгоритм» применительно к процессу раскрытия и расследования преступлений видится нам не совсем корректным — он не отражает реально существующую необходимость учета особенностей каждого конкретного преступления и как следствие — внесение корректив в общие методические приемы. И все же определенные правила работы, научно обоснованная и проверенная практикой последовательность действий, несомненно, должны быть, иначе теряется связь науки и практики, становится невостребованным весь предшествующий опыт борьбы с преступностью. Однако предлагаемые рекомендации должны быть построены не на принципах алгоритмизации («последовательности строго определенных правил») деятельности тех или иных участников в буквальном понимании этого термина, а на творчески реализуемом системном подходе к решению поставленных задач. Решение любой задачи, будь то задача научная или сугубо прикладная, есть выбор варианта действий из набора альтернатив. Такой процесс можно представить в виде ромба, в одной из вершин которого находится «условие задачи», а в противоположной — ее решение. Ромб построен путем слияния двух треугольников, верхний треугольник представлен увеличением числа альтернатив в зависимости от принятого предыдущего решения, нижний — их уменьшением в процессе решения задачи на пути приближения к единственной истине (рис. 1). Именно при таком представлении можно вести речь не об алгоритме, а о системе последовательных действий, направленных на установление истины по уголовному делу. Системный подход к решению задачи предполагает учет особенностей как вида деятельности в общем процессе (например, следственная, оперативная деятельность, деятельность специалиста и эксперта), так и особенностей объектов, с которыми эта деятельность связана. Rabota s mikroob#ektami kak jelement obshhej sistemy raskrytija i rassledovanija prestuplenij   Микрообъекты в криминалистике и судебной экспертизе представлены как особый вид материальных образований — вещественных доказательств, работа с которыми ведется по специфическим правилам. Основу практики их использования в раскрытии и расследовании преступлений можно представить в виде тезиса о том, что это основанная на законе и подзаконных актах система последовательных действий, направленная на установление и закрепление следов и сведений события преступления, связанных с микрообъектами, в совокупности с другими доказательствами. Это самое общее представление. По отношению к общему процессу раскрытия и расследования преступлений, по мнению М.Б. Вандера, работа с микрообъектами является своего рода частным технологическим процессом. Конечно, в отрыве от общих процессуальных и криминалистических предписаний по выполнению следственных действий и обнаружению традиционных следов на месте происшествия работа с микрообъектами не мыслится. Она должна вестись именно в контексте общей программы, предстать органическим компонентом всех оперативных мероприятий и следственных действий. Только в таком сочетании можно добиться эффективности и качества работы. Всю работу с микрообъектами можно свести к их обнаружению, фиксации, проведению предварительных и экспертных исследований. Что касается первых двух компонентов, то они достаточно подробно изучены и описаны в криминалистической литературе. Рекомендации же по проведению исследований отличаются достаточно широко по их целям, глубине, последовательности, выбору методического обеспечения и т.д. Причина этого нам видится в отрыве разрабатываемых рекомендаций от учета особенностей общего процесса, отсутствии понимания исследования микрообъектов как элемента единой системы. Соответственно и предложения без указания на значение их результатов выглядят в большинстве случаев несколько абстрактно. Выбор направления исследования среди альтернативно возможных, то есть система деятельности по включению микрообъектов в процесс доказывания как полноправных доказательств, должен, таким образом, осуществляться с учетом общего замысла в данный момент времени. Тактика производства отдельных следственных действий, а также методика расследования отдельных видов преступлений во многом, а иногда и полностью, определяется той следственной ситуацией, которая складывается к данному моменту времени (к данному этапу раскрытия и расследования). То есть, следственная ситуация является тем фактором, который определяет необходимость и целесообразность проведения того или иного действия. Основной признак, который Р.С. Белкин взял за основу следственной ситуации, — это информационный, т.е. количество и качество информации о расследуемом событии. Именно объем информации на каждом этапе расследования определяет необходимость получения новой информации. Соответственно, исследование микрообъектов должно быть направлено на получение информации, требующейся в данный момент. Здесь и возникает необходимость выбора направления исследования (возможна и нецелесообразность проведения исследования вообще). Таким образом, последовательность и направление исследования микрообъектов в общей системе деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, т.е. принципы работы с ними, определяются информационной потребностью, а не техническими или методическими возможностями. В таком виде исследование микрообъектов (предварительное и экспертное) становится не самоцелью следователя, специалиста или эксперта, а компонентом, органически дополняющим решение общей задачи. Автор: А.В.Кочубей, Кандидат химических наук, доцент Волгоградской академии МВД России.
Работа с микрообъектами как элемент общей системы раскрытия и расследования преступлений.
Оцените статью

Читайте также: