Вопросы процессуальной рагламентации фонографической экспертизы

Лингвистическая экспертиза - Подать заявкуЛингвистическая экспертиза - Стоимость
Вопросы процессуальной рагламентации фонографической экспертизы

Вопросы процессуальной рагламентации фонографической экспертизы

Проблема идентификации личности человека по его голосу стала особенно актуальной в последнее время в связи с ростом в нашей стране таких видов преступлений, как захват заложника, похищение человека, незаконное лишение свободы, террористический акт, содействие террористической деятельности, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, других преступлений, при совершении которых использовались современные средства связи.

Научно-исследовательские работы по идентификации лиц по фонограммам произвольной речи были начаты в 1962 — 1963 гг. доктором физико-математических наук И.Э. Абалмазовым и кандидатом технических наук А.И. Кугушевым. К тому времени уже были известны первые зарубежные исследования в данной области .[1]

Как первые отечественные, так и зарубежные исследователи ставили тогда перед собой задачу создания полностью автоматической системы идентификации. При этом предполагалось обрабатывать сравнительные фонограммы с помощью кибернетических систем на базе ЭВМ или специализированных счетно-решающих устройств. На выходе этих систем эксперт должен был получить ответ о принадлежности сравниваемых фонограмм одному и тому же или разным лицам.

Лингвистическая экспертиза - Онлайн-заявка

Однако, как показали результаты последующих отечественных и зарубежных исследований и разработок, создать полностью автоматизированные системы идентификации лиц по фонограммам их произвольной речи не представляется возможным. В настоящее время созданы и применяются с большим успехом такие средства идентификации, в которых наряду с автоматически вычисляемыми на речевых сигналах акустическими признаками широко используется лингвистическая информация об индивидуализации говорящего, фиксируемая экспертом-лингвистом при слуховом анализе фонограмм речи и хранящаяся в банках качественных описаний и звучащих эталонов особенностей устной речи на современных ПЭВМ[2].

Использование фонограмм для целей криминалистики было юридически обосновано в нашей стране с начала 90-х гг. прошлого века [3].

УПК РФ допускается применение аудиозаписи при производстве следственного действия (ч.2 ст. 166), по инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса (ч.4 ст. 189), при очных ставках (ст. 192), во время судебного разбирательства (ч.5 ст. 259, ч.1 ст. 276, ч.1 ст. 281) и при производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров подозреваемого, обвиняемого и других лиц, могущих содержать сведения, имеющие значения для уголовного дела, а также при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их родственников и близких лиц (ст. 186).

Кроме того, следует упомянуть о том, что Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»[4], также допускает применение аудиозаписи при прослушивании телефонных и иных переговоров с целью выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений (ст. 6).

Использование материалов аудиозаписи в качестве источника доказательств по уголовному делу вызывает необходимость криминалистического исследования фонограмм.

Раскрытие и расследование любых преступлений требует установления лиц и предметов, связанных с расследованием преступлений. Одним из наиболее распространенных и эффективных способов решения этой задачи является идентификация объекта по имеющимся следам, в том числе и установление личности по аудиозаписям его устной речи.

Исследование фонограмм как вещественных доказательств при расследовании уголовных дел называется криминалистической фонографической экспертизой, в ходе которой могут решаться различные вопросы, имеющие отношения к конкретной аудиозаписи (количество человек участвующих в разговоре; содержание разговора; лингвистические характеристики говорящих и др.). Однако основная задача фонографической экспертизы заключается в идентификации говорящего по аудиозаписи его устной речи. Объекты, изучаемые в процессе криминалистической идентификации, разделяют на идентифицируемые и идентифицирующие. Идентифицируемые — это те объекты, которые необходимо отождествить. Для случаев идентификации личности по устной речи — это человек, аудиозаписи речи которого исследуются.

В качестве идентифицирующих объектов выступают использующиеся для отождествления фонограммы устной речи. Идентифицирующими объектами является спорная фонограмма и фонограммы образцов устной речи подозреваемого лица, которые могут быть свободными и экспериментальными.

Спорная — это фонограмма, из-за которой назначается экспертиза. Она отражает фактические обстоятельства, существенные для уголовного дела и которые необходимо проверить экспертным исследованием. Применительно к идентификации человека по его устной речи — это носитель с аудиозаписью речи человека, личность которого необходимо установить. При этом термин «спорная» носит условный характер.

Свободные образцы устной речи — это речь человека, зафиксированная на фонограмме, полученной вне связи с назначением фонографической экспертизы.

Экспериментальные образцы устной речи — это речь, фиксируемая специально для криминалистического исследования. Субъектом фонографической экспертизы является специалист, который на основании постановления следователя в качестве эксперта проводит данный вид экспертизы. Его деятельность имеет определенные особенности, обусловленные природой объекта исследования. Это единственный вид экспертной криминалистической деятельности, в ходе которой в первую очередь используется слуховой аппарат человека, а не его зрение, при этом нервная система эксперта испытывает повышенную нагрузку. Поэтому обязательным показателем профессиональной пригодности эксперта является отсутствие нарушений слуха.

Эксперт, проводящий фонографическую экспертизу, должен обладать знаниями таких разделов наук, как:

  • общее языкознание, в том числе фонетика — учение о свойствах звуковой речи;
  • грамматика — учение о способах формирования текста речевого высказывания;
  • лексикология — учение о словарном составе речевого высказывания;
  • морфология, синтаксис;
  • история развития и диалектика языка;
  • физиология, психология и акустика речи;
  • логопедия;
  • основы аудиозаписи — учение о способах и методах фиксации звука на различные типы носителей информации;
  • основы распознавания образцов и автоматической обработки речи;
  • основы теории вероятности и математической статистики;
  • навыки работы на современной ПЭВМ.

В случае отсутствия у эксперта требуемого универсального комплекса знаний экспертиза должна проводиться комиссией экспертов, имеющих познания в указанных разделах наук.

Методика проведения криминалистического идентификационного фонографического исследования состоит из четырех основных стадий: предварительная, стадия раздельного исследования, стадия сравнительного исследования и заключительная.

На предварительной стадии изучаются обстоятельства уголовного дела, обусловившие назначение экспертизы, проводится ознакомление с поступившими фонограммами и сопроводительными документами.

На стадии раздельного исследования проводится изучение поступивших на экспертизу фонографических объектов с целью выявления их индивидуализирующих признаков.

На стадии сравнительного исследования сопоставляются полученные признаки фонограмм устной речи с целью установления характера отношений, возникающих между признаками сравнительных объектов, в плане определения степени их совпадения или различия для последующего принятия решения относительно наличия или отсутствия тождества. Сравнение проводится систематично, поэтапно по всем группам признаков.

Сущность заключительной стадии идентификационного фонографического исследования состоит в окончательной систематизации всех полученных на предшествующих стадиях результатов и их совокупной оценке с учетом особенностей сложившейся конкретной экспертной ситуации. Эксперт определяет сущность различий и совпадений признаков речи в каждом конкретном случае и формирует выводы по результатам исследования.

Экспертиза завершается оформлением результатов исследования в форме заключения эксперта.

В связи с тем, что в настоящее время современные средства связи обеспечивают передачу информации в цифровом виде, то и документирование телефонных и иных переговоров объектов фонографических экспертиз чаще осуществляется с использованием цифровых, чем аналоговых зву-козаписывающих устройств (диктофонов, цифровых регистраторов, дисковых накопителей информации, серверов и т.д.). При этом и аудиосигнал, как правило, сохраняется на цифровом носителе информации.

Хочется обратить внимание на необоснованность бытующего мнения, что фонограммы на цифровых носителях не должны приниматься судами в качестве источников доказательств. Действительно, названные аудиозаписи представляют для экспертов некоторую сложность в исследовании, но это не означает, что их достоверность принципиально не может быть проверена и они не могут быть использованы в качестве доказательств в соответствие с УПК РФ.

Необходимо иметь в виду, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит норм права, прямо запрещающих приобщать к материалам уголовного дела фонограммы на цифровых носителях информации. В п. 6 ст. 186 УПК РФ сказано, что фонограмма передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств.

Сегодня запись телефонных и иных переговоров осуществляется с помощью цифровых регистраторов, и следователю, по существу, всегда передается копия фонограммы, оригинал которой находится на жестком диске компьютера или сервера. Приобщать же к материалам уголовного дела первичный источник фактических сведений (тот же жесткий диск компьютера или сервера) даже из экономических соображений вряд ли целесообразно, а иногда просто невозможно.

На наш взгляд, было бы логичным прописывать в сопроводительном письме не технические характеристики применяемых средств фиксации, а технические характеристики самой записи материального носителя (тип физического носителя, скорость записи, формат записи и др.), что существенно упростило бы процедуру передачи фактической информации.

Для того чтобы снять ряд спорных вопросов о возможности использования в качестве источников доказательств электронных носителей информации, необходимо воспользоваться имеющейся нормой права применительно к гражданскому процессу. Так, в ст. 77 ГПК РФ прямо указано на возможность приобщения к материалам дела фонограммы на электронном или ином носителе, следует только указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи. Нет ограничений на использование фонограмм на электронных носителях и в АПК РФ (ч.2 ст. 89).

Исходя из этого, вопрос о приобщении к материалам уголовного дела в качестве доказательства фонограммы, полученной и записанной, как в аналоговом, так и цифровом виде, решается следователем на общих основаниях в порядке ст. 81 и 84 УПК РФ. При необходимости изготовления копии фонограммы она может быть изготовлена как в аналоговом, так и цифровом виде, что должно быть соответствующим образом оформлено протоколом следственного или иного процессуального действия.

Желательно, чтобы копирование фактической информации производилось специалистом, привлекаемым в порядке ст. 58 УПК РФ для содействия следователю в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Таким образом, к материалам уголовного дела следователь может приобщить копию фонограммы (в качестве производного вещественного доказательства), достоверность которой подтверждена заключением фонографической экспертизы и показаниями эксперта (разъяснением специалиста по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию) о том, что при копировании не было привнесено никаких изменений, никакая часть контролируемых переговоров не была пропущена, изъята, добавлена или искажена.

Учитывая, что в силу ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств по уголовному делу допускаются не только вещественные доказательства, заключение эксперта, но и показания эксперта, иные документы, такой подход представляется вполне оправданным.

В качестве примера можно привести похищение малолетнего Д.Н. Вершинина. Ребенок был похищен 7 марта 2004 г. Участники преступной группы требовали от родителей похищенного 500 тыс. дол. США, в противном случае угрожая убийством их сына.

Учитывая особую общественную опасность совершенного преступления, руководство ГУВД Свердловской области обратилось в УФСБ России по Свердловской области с просьбой оказать содействие в проведении оперативно-розыскных мероприятий по установлению участников организованной преступной группы и освобождению мальчика. В связи с чем была создана объединенная оперативно-следственная группа.

В течение пяти дней неизвестные периодически звонили родителям похищенного и торопили их с выплатой выкупа, воспроизводя аудиозапись голоса ребенка.

В указанный период времени в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий были установлены лица, возможно причастные к похищению Д.Н. Вершинина. Выявлены и взяты под электронное наблюдение все имеющиеся средства связи подозреваемых. Определен сектор местности, с которого велись телефонные переговоры, как наиболее вероятное место содержание мальчика (один из автомобильных боксов гаражно-строительного кооператива «Южный» г. Екатеринбурга).

В ночь на 15 марта 2004 г. в результате спецоперации ребенок был освобожден. В результате проведения оперативно-розыскных мероприятий были установлены четыре участника преступления, три из которых задержаны. При проведении обысков были изъяты наркотические средства и газовый пистолет, переделанный под стрельбу боевыми патронами. Задержанными лицами даны признательные показания.

По всем фонограммам, представленным следователю на цифровых носителях информации, были проведены фонографические экспертизы, а заключения экспертов приобщены к уголовному делу в качестве доказательств [5].

И в заключение хотелось бы отметить, что наступивший век — век цифровых технологий, телекоммуникационных систем и электронных носителей информации. В связи с этим теория, практика и методическое обеспечение судебно-экспертной деятельности должны безоговорочно соответствовать современной действительности и техническому прогрессу человечества для обеспечения защиты прав и законных интересов лиц и организаций от преступлений, а также личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод в сфере уголовного судопроизводства.

Автор:
Ю. Н. Соколов — Доцент Уральской государственной юридической академии, заместитель начальника регионального отдела Управления ФСБ России по Свердловской области, канд. юрид. наук.


  1. Smith J.T. Decision-Theoretic Speaker Recognizer // JASA. 1962. Vol.34. Pruzanski S. Pattern Matching Procedure for Automatic Talker Recognition // JASA. 1963. Vol.35. 
  2.  Одна из последних версий рассматриваемой автоматизированной системы называется «Диалект» и все виды акустического анализа в ней выполняются программно-математическими методами без использования, каких либо внешних аппаратурных средств. 
  3. Закон СССР от 6 марта 1991 г. «О советской милиции»; Закон СССР от 12 июня 1990 г. «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» 
  4. Российская газета. 1995. 18 авг. 
  5. Уголовное дело № 1301 (прокуратура Ленинского района г. Екатеринбурга, 2004). 
Нашли в тексте ошибку? Выделите её, нажмите Ctrl + Enter, и мы всё исправим!