Взаимодействие следователей и специалистов экспертных подразделений органов внутренних дел

Взаимодействие следователей и специалистов экспертных подразделений органов внутренних дел

Взаимодействие следователей и специалистов экспертных подразделений органов внутренних дел

В настоящее время перед правоохранительными органами стоит задача повысить эффективность борьбы с преступностью. Качественные изменения, произошедшие в преступной среде в условиях демократизации правовых основ правоохранительной деятельности, развития состязательности сторон потребовали повышения качества расследования преступлений. Правоохранительные органы как никогда ранее вынуждены совершенствовать способы формирования доказательственной базы по уголовным делам, искать оптимальные пути внедрения в судопроизводство современных достижений науки и техники, всемерно укреплять взаимодействие органов предварительного следствия с экспертно-криминалистическими подразделениями (далее — ЭКП).

Практический опыт свидетельствует о том, что современная организация взаимодействия следователей и специалистов ЭКП в части использования в доказывании по уголовным делам собранных при производстве следственных действий следов и иных вещественных доказательств недостаточно эффективна и требует совершенствования. В связи с этим представляется целесообразным наделить специалистов ЭКП правом проводить исследования изымаемых с их участием следов и криминалистических значимых объектов. Оформлять такие исследования следует документами, которые наряду с другими материалами (фототаблицами, схемами и т.д.) приобщать к протоколам следственных действий. Принципиальным моментом в данном случае должно стать придание этим документам статуса самостоятельного источника доказательств.

Подобная практика, согласно данным, приведенным Б.М. Бишмановым, получила законодательное закрепление в УПК Республики Казахстан, в который «… была введена новелла в части прав и обязанностей специалиста: в отличие от УПК Казахской ССР специалист наделялся правом в рамках следственного или судебного действия проводить исследование материалов дела с отражением его хода и результатов в протоколе либо официальном документе, приобщенном к уголовному делу в порядке, предусмотренном ч. 8 ст. 203 УПК РК.. Указанный документ, наряду с протоколами процессуальных действий и другими материалами дела, служит источником доказательств в соответствии с п. 2 ст. 115 УПК РК» Бишманов Б.М. Правовые, организационные и научно-методические основы экспертно-криминалистической деятельности в органах внутренних дел: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2004..

Правовые основания для принятия подобного решения в российском уголовном процессе появились с принятием 4 июля 2003 г. Закона № 92-ФЗ, внесшего изменения и дополнения в ч. 2 ст. 74 и ст. 80 УПК РФ. Этот закон к числу доказательств отнес «заключения и показания специалиста». Эти изменения вызвали неоднозначную оценку юристов, ибо они повлекли за собой трудности их правоприменения, что в итоге привело к редкому использованию следователями заключений специалистов в качестве источников доказательств. Адвокаты же, напротив, стали активнее использовать заключения специалистов с целью оспаривания доказательств, собранных при расследовании преступлений. Представители стороны защиты используют данные новеллы в своих интересах, несмотря на трудности, связанные с тем, что в УПК РФ не определен правовой механизм истребования и представления заключения специалиста, не предусмотрен механизм реализации прав участников процесса, не регламентируются форма, структура и содержание данного вида доказательств, не урегулированы вопросы ответственности специалиста за качество предоставляемых им заключений.

Таким образом, в настоящее время формируется практика использования заключений специалистов с явным уклоном в сторону расширения прав защиты. Учтя это, представители правоохранительных органов должны, на наш взгляд, активно вносить предложения, позволяющие использовать заключения специалистов в своих интересах, в частности с целью совершенствования взаимодействия сотрудников следственных и экспертно-криминалистических подразделений и, как следствие, повышения эффективности раскрытия и расследования преступлений. Представляется, что подобное решение проблемы в условиях отсутствия надлежащей правовой основы истребования, оформления и получения заключения специалиста позволит направить процесс правоприменения и дальнейшего законодательного совершенствования рассматриваемой новеллы на решение тех задач, которые стоят перед правоохранительными органами в части повышения эффективности использования специальных знаний в процессе раскрытия и расследования преступлений. Здесь, на наш взгляд, необходимо определить в качестве основных две задачи, решить которые можно путем использования и дальнейшего совершенствования закрепленного в УПК РФ права специалистов давать заключения.

1. Наделение процессуальным статусом исследований специалистов ЭКП (предварительных исследований), выполняемых в рамках следственных действий. Актуальность решения этой задачи обусловлена тем, что предварительные исследования — эффективное средство использования обнаруженных на месте происшествия следов и объектов для раскрытия преступления. Такие исследования часто дают информацию, позволяющую облегчить поиск и задержание преступника по «горячим следам». Кроме того, они позволяют исключить возможность необоснованного назначения судебных экспертиз, что способствует экономии рабочего времени следователя и эксперта, а также минимизировать возможности непроведения либо несвоевременного проведения сотрудниками ЭКП исследований следов и объектов, изымаемых при производстве следственных действий.

2. Наделение процессуальным статусом исследований специалистов ЭКП (специальных исследований), проводимых при проверке сообщений о преступлениях с целью установления оснований, необходимых для возбуждения уголовного дела. Актуальность решения этой задачи обусловлена необходимостью искоренения довольно противоречивой (с точки зрения правомерности) практики производства экспертиз по результатам исследований, проведенных специалистами до возбуждения уголовных дел. Причем мало того, что в таких случаях возникает парадокс, когда «… результаты таких исследований признаются достаточными для решения вопроса о возбуждении уголовного дела (нож — холодное оружие, вещество — наркотическое, металл — драгоценный, продукт питания — фальсифицированный и т.д.), но не являются источниками доказательств по тому же самому уголовному делу» Волынский В.А. Закономерности и тенденции развития криминалистической техники (Исторический, гносеологический и социальный аспекты проблемы): Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2001., подобная практика, по сути, «приводит к формальному дублированию значительной по объему работы специалистов-криминалистов, а соответственно, к увеличению сроков производства экспертиз и расследования преступлений в целом» Волынский А.Ф. Специалист-криминалист, на выезд! // Советская милиция. 1989. №1.

С учетом отмеченного необходимо прежде всего решить вопрос о том, имеют ли право специалисты проводить исследования следов и объектов с последующим отражением результатов проведенного исследования в заключении. Прийти к выводу о возможности специалистов проводить исследования и отражать полученные результаты в своем заключении можно, на наш взгляд, посредством сравнительно-правового анализа уголовно-процессуальных норм. Во-первых, в определении заключения специалиста не содержится никаких запретов по этому поводу, во-вторых, в законодательном определении специалиста прямо указано, что «специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к процессуальным действиям … для содействия в … применении технических средств в исследовании (курсив наш. И.Д.) материалов уголовного дела» (ч.1 ст. 58 УПК РФ).

Сказанное свидетельствует, что имеются достаточные основания для наделения специалистов правом проводить исследования следов и объектов с последующим отражением результатов проведенного исследования в своем заключении. Представляется, что именно отражение хода и результатов исследований позволит проверить правильность суждений специалиста, что, в свою очередь, будет согласовываться с требованиями ч. 1 ст. 88 УПК об оценке заключения специалиста как доказательства.

Положительное решение вопроса о возможности специалистов проводить исследования для последующей дачи заключений требует, в свою очередь, разграничения заключения специалиста и заключения эксперта.

Учитывая единую сущность и форму реализации заключений эксперта и специалиста, разграничение между ними должно осуществляться с учетом характера проводимых исследований. При этом основным критерием, на наш взгляд, должно выступать законодательное ограничение, запрещающее специалистам в ходе проведения исследований использовать приемы и методы, способные повлечь уничтожение либо необратимое изменение исследуемых объектов. Разрушающие методы исследования следует разрешить применять лишь в случаях, если возможны отделение от объекта и последующие исследования некоторого количества вещества, а также если это не приведет к его разрушению или изменению информационных свойств (например, части вещества крови или спермы, если его размер достаточно велик для возможного в последующем экспертного исследования).

Введение подобного ограничения в уголовный процесс позволит в случае необходимости провести экспертизу в отношении данных объектов, соответственно, исключить возможные спекуляции по поводу ущемления прав различных участников уголовного судопроизводства при первоначальном исследовании объектов специалистом.

Наряду с определением возможности специалистов проводить исследования для последующей дачи заключений принципиального решения требует и вторая задача — научная и законодательная проработка вопроса о возможности проведения специалистами исследований и, соответственно, дачи ими заключений до возбуждения уголовного дела.

В настоящее время (так же как и ранее, во время действия УПК РСФСР) в случаях, когда при выявлении признаков преступления, служащих основанием для возбуждения уголовного дела, необходимо использование специальных знаний, возникает проблема, связанная с отсутствием необходимой формы их использования до возбуждения уголовного дела. На практике в таких случаях, чтобы не допустить необоснованного возбуждения уголовного дела, специалисты ЭКП проводят необходимые исследования, оформляя их, как правило, справками об исследовании, которые не имеют доказательственного значения, однако используются в качестве оснований для возбуждения дела. В этой связи отметим, что процесс исследования, проводимый специалистами, аналогичен процессу экспертного исследования при проведении судебной экспертизы, он отличается от последнего лишь отсутствием правовой регламентации в УПК РФ.

О том, что процесс исследования, проводимый специалистами, аналогичен процессу экспертного исследования, совершенно справедливо писал А.Ф. Волынский, отмечавший, что «… при этом используются одни и те же методы и средства, исследуются практически те же объекты, а содержание заключений эксперта и справок об их исследовании повторяют друг друга почти дословно». Впоследствии В.А. Волынский пришел к выводу, что «в ряде случае эксперты просто вынуждены формально переписывать заключения специалистов без проведения дополнительных или повторных исследований».

Е.А. Зайцева, оценив проблему с позиций правовой и экономической нецелесообразности проведения экспертиз по результатам «предварительных исследований», проведенных до возбуждения уголовного дела, совершенно справедливо отметила, что подобная практика приводит к необоснованным затратам времени, материалов, а порой к утрате и порче самих объектов экспертизы, которые могли бы стать вещественными доказательствами по уголовному делу Зайцева Е.А. Правовой институт судебной экспертизы в современных условиях. Волгоград, 2003.

Р. С. Белкин, затрагивая названную проблему, справедливо писал, что попытки подменить экспертизу «исследованиями», чтобы хоть как-то обосновать решение о возбуждении уголовного дела, не только не решают проблемы, а наоборот, могут существенно осложнить ее решение и повлечь за собой прямые нарушения законности Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 2001. Т.3.

С учетом изложенного с целью оптимизации взаимодействия сотрудников следственных и экспертно-криминалистических подразделений было бы целесообразно использовать для решения отмеченных проблем предусмотренную законодателем возможность дачи специалистами заключений, имеющих самостоятельное доказательственное значение. Здесь мы исходим из того, что нет необходимости вносить кардинальные изменения в достаточно разработанный и устоявшийся институт судебной экспертизы, поднимать крайне дискуссионный вопрос о возможности проведения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела. В уголовно-процессуальный закон внесена новелла, способная, на наш взгляд, стать инструментом решения вопроса о необходимости законодательного закрепления использования специальных знаний, прежде всего для установления оснований для возбуждения уголовного дела.

Очевидно, что помимо законодательного закрепления возможности в рамках заключения специалиста проводить исследования (с определенными ограничениями), а также проводить их до возбуждения уголовного дела, необходимо решить ряд взаимосвязанных вопросов: урегулировать порядок истребования и предоставления заключения специалиста; определить документ, инициирующий появление заключения специалиста в уголовном процессе, его наименование, порядок оформления и предоставления специалисту; предусмотреть механизм реализации прав и обязанностей участников процесса в отношении данного доказательства; процессуально закрепить форму, структуру и содержание заключения специалиста; урегулировать вопросы ответственности специалиста за качество предоставляемых им заключений; предусмотреть возможность в случае необходимости изымать до возбуждения уголовного дела образцы для сравнительного исследования.

Представляется, что в целях устранения обозначенных и приведенных ранее проблем правоприменительной практики необходимо дополнить УПК РФ отдельной главой «Заключение и показания специалиста», которая должна, на наш взгляд, содержать следующие статьи: «Порядок получения и представления заключения специалиста сторонами», «Права участников уголовного судопроизводства при вынесении постановления об истребовании заключения специалиста», «Получение образцов для сравнительного исследования», «Заключение специалиста», «Допрос специалиста», «Предъявление заключения специалиста». Кроме того, надо законодательно закрепить процессуальные гарантии, обеспечивающие правдивость сообщаемых специалистами сведений и ограждающие от возможности представления ими заведомо ложных данных. Поэтому важно дополнить ст. 307 УК РФ указанием на соответствующую уголовную ответственность за дачу специалистом заведомо ложного заключения.

Допускаем, что внесенные предложения носят дискуссионный характер, поэтому они должны оцениваться комплексно, а также детально научно и законодательно прорабатываться.

Подытоживая, подчеркнем: потребность решения рассмотренных нами проблем обусловлена тем, что своевременная, надлежащим образом организованная, законодательно закрепленная профессионально грамотная работа специалиста ЭКП под руководством следователя во многом является фундаментом доказательственной базы, служащей для установления личности преступника и его изобличения в совершенном преступлении.

Автор: И. А. Данилкин — заместитель начальника ЭКЦ УВД по Брянской области.

Взаимодействие следователей и специалистов экспертных подразделений органов внутренних дел
Рейтинг: 5 (100%) - Оценок: 1

Читайте также: