Взрывотехническая экспертиза

Взрывотехническая экспертиза по факту разрыва мины в стволе миномета

Взрывотехническая экспертиза по факту разрыва мины в стволе миномета

Во время проведения ротных тактических учений с боевой стрельбой из 120-миллимстровых минометов произошел разрыв канала ствола одного миномета, личный состав расчета погиб. В ходе осмотра места происшествия был найден хвостовик мины с вдавленным вкладышем основного заряда. Кроме того, на различном удалении от эпицентра разрыва были обнаружены различные металлические фрагменты предположительно мин и разорвавшегося миномета. На разрешение экспертизы были поставлены вопросы, касающиеся причин разрыва ствола миномета, количества мин взорвавшихся в стволе и причин этого взрыва.

В настоящей статье описание проведенного экспертного исследования приводится в сокращении, отражающем суть разрешаемых вопросов и применяемых при этом методов и средств.

Вопрос 1. Что явилось причиной разрыва ствола миномета?

При разрешении данного вопроса принимались во внимание такие источники информации, как характер разрушения ствола миномета, а также результаты физико-химического анализа веществ на поверхности фрагментов ствола. Кромки элементов (осколков) ствола миномета имеют вытянутую структуру. При использовании микроскопа МБС-10 наблюдаются продольные следы нагрузок, которые испытал материал ствола. Смещение элементов структуры металла отражает воздействие чрезвычайно высоких нагрузок. Наиболее высокие динамические нагрузки приходятся на середину ствола, где наблюдается максимальное бризантное (дробящее) действие. При исследовании объектов выявлена сильная деформация первоначальной цилиндрической формы (цилиндрическая поверхность представленных объектов «развернута», т.е. выгнута наружу). Представленные фрагменты имеют рваные и острые края. На внешней поверхности объектов имеются продольные «неразвитые» трещины. Поверхности разрушения имеют вид изломов. На внутренней поверхности объектов — множество продольных «коротких» трещин, микроразрушения (микротрещины) в средних слоях металла, сквозные трещины. На внутренней поверхности объектов имеются следы копоти.

Совокупность вышеперечисленных признаков, а также наличие следов бризантного взрывчатого вещества (тротила) на внутренней поверхности канала ствола миномета (заключение эксперта № 2571 от 20.05.03 г.) позволяет сделать вывод о том, что представленные на исследование фрагменты ствола миномета имеют следы воздействия взрыва изнутри, т.е. разрушение ствола миномета произошло под действием взрыва внутри ствола миномета. Наличие следов взрывчатого вещества (тротила) на фрагментах ствола свидетельствует о том, что разрыв ствола миномета — результат воздействия взрывных нагрузок. Таким образом, разрыв ствола миномета произошел в результате взрыва штатной 120-миллиметровой минометной осколочно-фугасной мины, с использованием которой производились практические стрельбы сводной минометной батареи.

Вопрос 2. Если причиной разрушения ствола миномета явился взрыв штатной 120-миллиметровой мины, то одна или две мины взорвались в стволе?

Исследование характера деформации ствола миномета показывает, что зона бризантного действия составляет около 482 мм, что относительно общей длины 120-миллиметровой осколочно-фугасной мины, составляющей 720 мм, совпадает с размерами ее боевой части, снаряженной взрывчатым веществом (тротилом).

Реконструкция ствола миномета из имеющихся фрагментов выявила известный в трасологии эффект «минус материала». Эта потеря определенной зоны в середине ствола указывает на мощное концентричное бризантное (дробящее) действие заряда осколочно-фугасной мины — около 3 кг тротила. Эта зона (длина 482 мм) указывает на то, что в стволе взорвалась одна 120-миллиметровая осколочно-фугасная мина.

Вопрос 3. Сколько мин находилось в канале ствола в момент выстрела из миномета?

Исследование представленных на экспертизу элементов 120-миллиметровых осколочно-фугасных мин показало следующее. Во-первых, в стволе миномета перед выстрелом находилось две мины. На это указывает наличие недеформированного хвостовика одной мины и двух фрагментов оперения хвостовика другой (второй) мины, обнаруженных при осмотре места взрыва миномета. Во-вторых, на хвостовике, который не деформирован, имеется след вдавливания обмедненного торца шляпки патрона основного заряда. Глубина вдавливания составляет 44 мм. При штатной стрельбе такого вдавливания не наблюдается. Скорее наоборот, шляпка корпуса основного заряда, напоминающего по своей конструкции патрон для охотничьего ружья, под воздействием газов порохового заряда несколько вздувается, но не вдавливается.

Проведенные в Волгоградском государственном техническом университете на кафедре сопротивления материалов исследования показали, что усилие, необходимое для вдавливания вкладыша (корпуса основного заряда), составляет 40,3 кН. Такое усилие могло возникнуть только под воздействием головной части взрывателя со стальным колпачком при выстреле другой (нижней) мины, находящейся под хвостовиком верхней мины в стволе миномета. Размеры и форма стального колпачка головного взрывателя 120-миллиметровой осколочно-фугасной мины полностью совпадают с размерами и формой вмятины в шляпке корпуса основного заряда хвостовика, обнаруженного на месте происшествия.

Вопрос 4. Что явилось причиной взрыва 120-миллиметровой мины в ствол е миномета ?

Изучение вещественных доказательств, а также материалов уголовного дела позволило выстроить следующую картину происшедшего взрыва 120-миллиметровой осколочно-фугасной мины ОФ-843Б в стволе миномета, которую можно представить в виде семи последовательных этапов.

Этап 1. Заряжание миномета первой миной. Старший наводчик миномета рядовой Н. опустил мину в ствол миномета.

Этап 2. Отказ стреляющего механизма в режиме «спуска». По команде наводчик младший сержант М. дернул за шнур спускового механизма. Выстрела миномета не произошло. При стрельбе залпом, когда репер минометов на огневой позиции небольшой по дистанции (около 10 м), практически невозможно по звуку определить, был ли произведен выстрел или нет. Залп батареи сливается в единый звук грохота с уровнем звука около 80 — 120 Дб. Причин осечки выстрела миномета может быть две.

Первая — неисправность капсюля основного заряда мины, что маловероятно в силу того, что в последующем выстрел этой мины произошел — со второго раза. Признаки затяжного выстрела, когда режим горения капсюльного состава или порохового заряда в силу отсырения, замедляется, не проявились. Подтверждением этому является отсутствие затяжного выстрела в период, когда минометная батарея в течение 30 мин не вела стрельбу.

Вторая причина — неисправность стреляющего механизма. В пользу этой версии могут свидетельствовать следующие факты. Во-первых, расконсервация миномета производилась в полевых зимних условиях. В день проведения стрельб стояла морозная погода. Загустевшую смазку (солидол) расчет миномета удалял путем нагрева отдельных узлов миномета на костре. Это делать запрещено, при этом качественно очистить миномет от смазки невозможно. Во-вторых, при удалении смазки стреляющий механизм не разбирался, а значит, не подвергался расконсервации. Загустевшая смазка могла препятствовать движению пружины и бойка ударного механизма.

Этап 3. Заряжание миномета второй миной. Старший наводчик миномета рядовой Н. опустил вторую мину в ствол миномета. Произошло двойное заряжание миномета. Существует несколько мер по предотвращению двойного заряжания миномета:

  • наблюдение за выстрелом миномета;
  • несколько спусков ударного механизма;
  • наличие и исправная работа предохранителя от двойного заряжания.

Наблюдение за выстрелом не велось, контрольных спусков ударного механизма не производилось. Исследование обнаруженного на месте происшествия указанного предохранителя показывает, что на его корпусе отсутствует одна (из двух) пара предохранительных лапок. Возможно, что одна пара лапок была разрушена в процессе взрыва. Однако это не влияет на последующий вывод. Даже при наличии одной из двух пар предохранительных лапок предохранительный механизм обеспечивает предохранение от двойного заряжания.

Здесь может быть высока вероятность того, что из-за неопытности рядового Н. заряжание второй миной было произведено путем перевода предохранительных лапок в положение, не препятствующее прохождению мины в ствол.

Этап 4. Выстрел миномета, срабатывание основного и дополнительного заряда первой мины. Стреляющий механизм сработал. Первая (нижняя) мина начала движение.

Этап 5. Взрыватель первой мины уткнулся в хвостовик второй (верхней) мины, в результате чего сработал основной пороховой заряд второй мины. Начало движения двух мин. Глубина вмятины в шляпке основного заряда 120-миллиметровой мины составляет 44 мм, для этого необходимо усилие 40,3 кН. Такое усилие могло возникнуть только от выстрела первой (нижней) мины.

Определив ускорение мины при выстреле из миномета, можно сопоставить эти величины и проанализировать результаты экспертизы Волгоградского государственного технического университета, где путем изготовления пуансона, соответствующего головной части взрывателя 120-миллиметровой мины, были проведены испытания нагрузки вдавливания шляпки основного порохового заряда в хвостовик мины. Это усилие составило 40,3 кН.

Проведенные расчеты позволили определить, что время движения мины в стволе миномета (от нижней точки ствола до дульного среза) составляет 0,015 с, при этом ускорение равно 1473 м/с2.

Сила, с которой мина при своем разгоне в стволе миномета воздействует на другой предмет (в нашем случае — хвостовик верхней мины), будет составлять около 53 кН.

Это усилие несколько больше, чем получено в результате эксперимента при экспертизе в Волгоградском государственном техническом университете, однако представленные зависимости даны для известной скорости вылета мины из ствола миномета-221 м/с. Эта скорость, естественно, значительно больше, чем при начале движения мины. Следовательно, и нагрузка на верхнюю мину будет меньше. Однако полученные данные позволяют объяснить качественную сторону образования вмятины в шляпке основного заряда в хвостовике верхней мины — это усилие 40,3 кН (около 4 т) могло быть реализовано только за счет выстрела первой мины и соударения ее с хвостовиком второй (верхней) мины.

От такого удара срабатывает капсюль основного заряда второй (верхней) мины, и она начинает свое движение в сторону дульного среза. В свою очередь, от удара в хвостовик верхней мины срабатывает головной взрыватель первой мины, установленный на фугасное действие (время замедления до взрыва — 0,05 — 0,09 с).

Этап 6. Торможение и остановка первой мины под воздействием пороховых газов второй (верхней) мины. Вторая мина выходит из ствола миномета. Пороховые газы первой мины заполняют пространство от казенника ствола до ведущих поясков корпуса мины. Пороховые газы второй (верхней) мины заполняют пространство от ведущих поясков первой мины до ведущих поясков второй. Давление газов второй (верхней) мины оказывает тормозящее действие на первую мину, на какой-то момент первая мина останавливается. Вторая мина вылетает из ствола миномета.

Все это происходит за короткое время — около 0,015 с, что значительно меньше, чем задержка срабатывания взрывателя мины, установленного на фугасное действие — 0,05 — 0,09 с.

Этап 7. По истечении 0,05 — 0,09 с (замедление для фугасного действия) после удара в хвостовик второй (верхней) мины происходит взрыв первой мины. Разрушение корпуса и хвостовика мины происходит внутри ствола миномета. В результате этого наблюдается сильная деформация и разрушение оперения хвостовика первой мины. Фрагменты хвостовика были обнаружены непосредственно на огневой позиции миномета.

В результате проведенного исследования были получены следующие выводы:

  1. Разрыв ствола миномета произошел в результате взрыва штатной 120-миллиметровой минометной осколочно-фугасной мины, с использованием которой производились практические стрельбы минометной батареи.
  2. В стволе миномета разорвалась одна 120-миллиметровая осколочно-фугасная мина ОФ-843Б.
  3. В стволе миномета перед выстрелом находилось две 120-миллиметровых осколочно-фугасных мины ОФ-843Б.
  4. Причиной взрыва 120-миллиметровой осколочно-фугасной мины в стволе миномета является двойное заряжание миномета, что было следствием неподготовленности миномета к стрельбе, а в частности ненадлежащей расконсервации стреляющего механизма, который использовался в режиме «спуска»; непроведения контрольных спусков стреляющего механизма до и после каждого выстрела миномета; низкой обученности расчета миномета действиям во время стрельбы.

Авторы:

С. М. Колотушкин — Начальник кафедры Волгоградской академии МВД России, д-р юрид. наук, профессор.

А. В. Кочубей — Начальник кафедры Волгоградской академии МВД России, д-р юрид. наук, профессор.

В. А. Стекольников — Соискатель Волгоградской академии МВД России.

Нашли в тексте ошибку? Выделите её, нажмите Ctrl + Enter, и мы всё исправим!