Задачи предварительных исследований микрообъектов.

Рассмотрены вопросы, связанные с проведением предварительных исследований микрообъектов во внелабораторных условиях в ходе проведения следственных действий. Обосновывается необходимость ограничения круга задач, решаемых в ходе предварительного исследования микрообъектов. Ни один учебник по криминалистике, ни один учебный план сегодня не обходятся без рассмотрения вопросов, связанный с предварительными исследованиями материальных следов. Однако несмотря на давнюю историю, достаточное внимание со стороны ученых-криминалистов даже поверхностный анализ литературных данных и нормативный документов, посвященных предварительным исследованиям, позволяет утверждать, что разные авторы рассматривают это понятие исходя из значительно отличающихся по своей сути принципов. В одних случаях речь идет о проведении предварительного исследования в специализированной лаборатории экспертного подразделения с привлечением специалиста в соответствующей области знания, в других же — о проведении этого исследования непосредственно на месте производства следственного действия следователем при оказании ему помощи специалистом, причем без конкретизации его специализации. У этих двух точек зрения равное число сторонников, причем особой дискуссии по этому вопросу нет, и очевидно обе они имеют право на существование в параллельных плоскостях. Это значит, что на стадии предварительного исследования могут использоваться и упрощенные экспресс-методы в «полевых» условиях, и полноценные экспертные методики в лаборатории, но при этом основания проведения, субъекты проведения, а также результаты будут разными. Разными будут и решаемые задачи. Однако эта разница обычно не учитывается, такого разделения не проводится, и в результате вся теория вопроса о предварительных исследованиях представляет собой набор рекомендаций, во многих случаях взаимоисключающих друг друга, что не может не сказаться негативно на практике их проведения и использования результатов. Особо это проявляется в случае проведения предварительный исследований микрообъектов, что связано с их спецификой — малыми размерами, необходимостью использования специального оборудования и методик. Совершенно очевидно, что объем информации о микрообъектах, получаемой в первом и во втором вариантах исследований, будет существенно отличаться. Связано это не только с минимальными возможностями технико-криминалистических методов и средств, доступных для использования в «полевых» условиях осмотра места происшествия, но и с субъектом, выполняющим исследования. Два варианта реализации предварительный исследований определяют субъектов их проведения. Осмотр места происшествия, обыск, выемка, проверка показаний на месте и другие следственные действия предполагают участие в них специалистов-криминалистов, имеющих, как правило, специальные знания в объеме экспертных исследований по традиционным видам судебной экспертизы и общим приемам работы со следами. Ни опыта, ни права на проведение экспертных исследований объектов экспертизы веществ и материалов, в том числе и микрообъектов, у них нет. Эти же эксперты (специалисты) участвуют и в оперативно-розыскных мероприятиях. Эксперты же, занимающиеся исследованиями веществ и материалов, т.е. обладающие специальными знаниями в области морфологического и субстанционального анализа микрообъектов, для оказания помощи следователю в производстве следственных действий в качестве специалистов привлекаются крайне редко. Таким образом, предварительные исследования на месте производства следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий в подавляющем большинстве случаев проводят эксперты-криминалисты. Исходя из этой, в общем-то, всем известной практики, изменений которой ожидать не приходится, можно определить круг задач, решаемых при исследовании микрообъектов непосредственно в ходе производства следственного действия. Доступными технико-криминалистическими средствами для использования в условиях осмотра места происшествия являются лишь наиболее простые из них, даже при выезде на передвижной криминалистической лаборатории, где могут быть размещены оптический микроскоп, рефрактометр, ультрафиолетовый осветитель, другие приборы для проведения простейшего анализа. Обычный же набор, использующийся при осмотре места происшествия, — это минимизированный комплект унифицированного экспертного чемодана. На базе реального субъективного знания, навыков и умений специалиста-криминалиста и его технического обеспечения возможно проведение только наиболее простых в методическом отношении предварительных исследований микрообъектов. Сопоставляя представленные в литературе задачи предварительных исследований микрообъектов с объективными возможностями их решения специалистом-криминалистом во внелабораторных условиях, можно выделить те из них, которые действительно могут быть проведены на этой стадии. В первую очередь в литературе обычно отмечается, что микрообъекты должны быть по возможности обнаружены. Однако это действие направлено на исследование не микрообъектов, а возможных их носителей и, следовательно, к самому предварительному исследованию микрообъектов относится не может — это исследование макрообъектов, на который отразились следы преступления, в том числе и в виде микрообъектов. Основным условием для придания микрообъектам статуса вещественный доказательств является установление их относимости к событию преступления, что и дает основания многим авторам формулировать такую задачу для предварительного исследования. Каким же образом она может быть решена? Это могут быть выявленные в ходе предварительного исследования внешние изменения, возникшие в объеме или на поверхности микрообъекта в связи или в ходе события, которые явно указывают на причинно- следственную связь. Например, признаки термического воздействия, если преступление связано с процессом горения, загрязнения поверхности макрообъекта (лакокрасочными материалами, почвой и др.). Относимость может быть установлена и по результатам комплексного изучения места происшествия при наличии взаимосвязи микрообъектов с другими следами. Это предполагает установление механизма преступления, возможного взаимодействия предметов с переносом микрообъектов. При обнаружении микрообъектов в ходе их предварительного исследования возможно выявление морфологических признаков. На основании этого получают первичную вероятную информацию об их природе. При этом прогнозируется или устанавливается класс, род, группа, с тем чтобы в совокупности с уяснением закономерностей возникновения микрообъектов определиться с поиском, обнаружением и изъятием образцов для сравнительного исследования. Как правило, внешних признаков микрообъектов бывает достаточно для решения этой задачи. Эти данные могут служить как основание для выдвижения следственных версий и как средство последующего получения доказательств. Установленный класс микрообъекта, его родовая принадлежность, выявленные внешние признаки в некоторый случаях носят характер розыскной информации. Так, по частице лакокрасочного покрытия при раскрытии дорожно-транспортного происшествия может быть установлен цвет автомобиля, участвовавшего в ДТП, по наложениям микрообъектов в районе травмы — вид орудия преступления и т.д. Однако переоценивать значение этой информации и рассматривать эту задачу как основную не следует. Например, часто указывается на возможность установления внешних признаков одежды преступника по отделенным от нее микроволокнам. По нашему мнению, основанному на результатах многих исследований, сделать это даже в вероятной форме в большинстве случаев не представляется возможным. Невозможно установить и марку автомобиля по послойности структуры микрочастиц ЛКП и т.д. В дальнейшем, как следует из большинства методических рекомендаций по использованию микрообъектов, должно быть проведено сравнительное исследование и установлена принадлежность сравниваемый объектов к одному роду (группе). Решение этой задачи близко к экспертному исследованию — специалист должен обладать знанием классо-, родо- и группообразующих признаков, по которым проводится сравнение объектов. Это условие, принимая во внимание субъекта предварительного исследования — специалиста-криминалиста, а также его недостаточную техническую оснащенность, во многом ограничивает реализацию данной рекомендации. Практика свидетельствует — такие исследования не проводятся. И дело здесь даже не в желании или нежелании специалиста или следователя, знании или его отсутствии у субъекта — это объективная реальность. Следует отметить еще один момент. В большинстве рекомендаций по работе с микрообъектами в условиях производства следственных действий подчеркивается необходимость принятия всех мер к сохранению микрообъектов. Это требование очевидно. Сравнительное же исследование требует проведения всевозможных манипуляций с ними, а различные внешние воздействия (порывы ветра, неустойчивость оборудования и т.д.), которые всегда присутствуют в «полевых» условиях, даже при соблюдении максимальной осторожности существенно увеличивают вероятность их потери. Это дает нам основания для исключения задачи по установлению единого источника происхождения сравниваемый объектов, в том числе и ФКВ, т.е. проведение сравнительного исследования микрообъектов на первоначальной стадии в «полевых» условиях нерационально. В силу перечисленный причин не может быть решена и задача по определению пригодности объектов для предстоящей экспертизы. Кроме того, на данном этапе расследования при отсутствии или недостаточности информации ни для следователя, ни для специалиста еще точно не определен круг вопросов, которые предстоит решить в ходе следствия, в том числе и на основе исследования микрообъектов. Из этого следует, что микрообъекты, обнаруженные при осмотре места происшествия, если установлена их связь с событием или она предполагается, должны изыматься в полном объеме без учета их количества и качественного состояния. Ответ на вопрос о пригодности микрообъектов может быть дан только экспертом в ходе проведения экспертного исследования. Эта пригодность зависит от состояния микрообъектов, комплекса отобразившихся признаков, от вопросов, ставящихся на разрешение экспертизы и т.д. Из представленного анализа следует, что многие из возлагаемый на предварительные исследования микрообъектов, проводимые в ходе следственных действий, задач не могут быть решены на практике по объективным причинам. Этот круг должен быть ограничен только установлением класса (рода, группы) микрообъекта, его относимости (во многих случаях предположительной) к событию преступления, получением некоторых розыскных данных и формированием следственных версий, определением направления поиска дополнительных следов и сравнительных объектов, а также вида последующей экспертизы. Это и есть цели предварительных исследований микрообъектов во внелабораторных условиях в ходе производства следственных действий. Автор:  А.В. Кочубей, Доцент ВА МВД России, канд. хим. наук, д-р юрид. наук, доцент.
Задачи предварительных исследований микрообъектов.
Оцените статью

Читайте также: