Законодательная регламентация судебной экспертизы: состояние и пути совершенствования

Законодательная регламентация судебной экспертизы: состояние и пути совершенствования

Законодательная регламентация судебной экспертизы: состояние и пути совершенствования

Принятие в 2001 г. Федерального закона «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее — ФЗ ГСЭД) поставило на новый уровень правовое регулирование организации и производства судебной экспертизы в различных видах судопроизводства. До принятия и введения в действие этого Закона вся правовая регламентация судебной экспертизы в процессе осуществлялась в рамках отраслевого процессуального законодательства, которое в этом плане страдало неполнотой, отсутствием единства в определении основных понятий судебной экспертизы. Это приводило к неоднозначной трактовке нормативных позиций и затруднениям в правоприменительной практике. Судебная экспертиза — самостоятельный институт в системе процессуального законодательства, имеющий внутреннее содержательное единство, не зависящее от вида судопроизводства, в котором осуществляется его реализация, на что обращалось внимание в юридической литературе[ref]См.: Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. М., 2000.[/ref]. Вместе с тем ни в одном процессуальном кодексе не находили своего отражения общие правовые основы и принципы судебно-экспертной деятельности. Потребность в едином правовом нормативном акте ощущалась довольно давно. Еще в 1975 г. был подготовлен первый проект закона о судебной экспертизе[ref]Проект Общесоюзного нормативного акта о судебной экспертизе. М., 1975.[/ref], и в дальнейшем ученые, криминалисты и процессуалисты, неоднократно возвращались к вопросу о необходимости общей процессуальной регламентации судебной экспертизы. Второй вариант проекта закона о судебной экспертизе был подготовлен в 1994 г.[ref]Закон Российской Федерации о судебной экспертизе (проект) // Записки криминалистов. М., 1994. Вып. 4.[/ref] Однако далее законотворческий процесс пошел по пути правового регулирования государственной судебно-экспертной деятельности, т.е. решения в первую очередь проблем законодательного регулирования судебной экспертизы, организация и производство которой обеспечиваются государственными экспертными службами. Подготовка закона именно такого профиля диктовалась насущной практической потребностью закрепить уже сложившуюся, достаточно развитую систему отношений, возникающую при организации подавляющего большинства судебно-экспертных исследований, производимых в ГСЭУ. Основное значение впервые принятого в нашей стране Федерального закона, посвященного нормативному регулированию судебной экспертизы, состоит в том, что в нем определены правовые основы судебно-экспертной деятельности, сформулированы ее основополагающие принципы, экспертная деятельность судебно-экспертных специализированных учреждений поднята на уровень государственной. В этом Законе сформулированы основные понятия судебной экспертизы, восполнены многие пробелы процессуального законодательства, относящиеся к статусу руководителя экспертного учреждения, собственно экспертного учреждения и эксперта. В целях обеспечения соблюдения конституционных прав и свобод граждан в нем большое место занимает нормативный материал, относящийся к экспертизе живых лиц. ФЗ ГСЭД имеет рамочный характер, благодаря чему его принятие во многом способствовало концептуальному и конкретному единообразию обновленного процессуального законодательства в области регламентации судебной экспертизы. Это облегчалось тем, что ФЗ ГСЭД был принят почти одновременно с УПК РФ и ранее ГПК РФ, а также новой редакции АПК РФ. В содержании соответствующих норм отчетливо просматривается попытка привести к общему пониманию многих из них и восполнить пробелы. Так, в ГПК появились статьи о специалисте, о получении сравнительного материала для экспертных исследований. Вместе с тем, несмотря на тенденцию к совершенствованию положений, содержащихся в нормах кодексов о судебной экспертизе, далеко не все ранее имевшие место недостатки и пробелы были устранены. Так, в новой редакции АПК РФ по-прежнему отсутствуют очень нужные статьи о специалисте и получении сравнительного материала для экспертных исследований. Несмотря на попытку внести общее содержание в определение различных видов экспертиз — комиссионной, комплексной, повторной и дополнительной, несоответствия и неточности сохранились. Например, различно определяется дополнительная экспертиза в УПК и ГПК, очень неудачно, слишком узко дана редакция нормы о получении сравнительного материала в ГПК (ст. 81) и другие. По всем проблемным моментам в процессе подготовки и позднее после их принятия предлагались поправки, восполняющие пробелы и уточняющие редакцию статей, и многие из них были приняты. Однако некоторые очень важные для судебной и экспертной практики предложения до настоящего времени не встретили поддержки законодателя. Правоприменительная практика последних лет в области судебной экспертизы выявила целый ряд «узких» мест рассматриваемого нормативного материала. В связи с этим возникает необходимость дальнейшего совершенствования правовой базы судебной экспертизы и поиска правильных решений спорных вопросов, возникающих в практике производства судебных экспертиз. К числу таких вопросов следует отнести: разграничение статуса, функций и правовых форм участия эксперта и специалиста в уголовном процессе, возможность и правовые формы назначения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела, правовые сложности в получении дополнительного сравнительного материала в арбитражном процессе, назначение комиссионных экспертиз в различные по своему статусу организации и другие. Остановимся на некоторых из них. В соответствии с принятыми дополнениями и изменениями УПК РФ заключение и показания специалиста признаются самостоятельными доказательствами по делу наряду с заключением и показаниями эксперта (пп. 3-1 ч. 2 ст. 74). Чем различаются их содержательные функции, а также существо и форма этих заключений? Как эксперт, так и специалист являются лицами, обладающими специальными знаниями в определенной области, и их привлечение в процесс связано с тем, что эти знания выходят за рамки профессиональных знаний субъектов доказывания, но они необходимы для расследования и рассмотрения уголовных дел. Из содержания ст. ст. 57 и 58 УПК, дающих определение эксперта и специалиста, вытекает, что в отличие от деятельности эксперта, которая носит исследовательский и оценочный (выводной) характер (ее уточняет ст. 9 ФЗ ГСЭД), работа специалиста является технической, справочной, консультационной. Поэтому специалист не наделен правом заявлять ходатайства о предоставлении дополнительных материалов для исследования, проявлять инициативу в порядке ст. 204 УПК; он не несет ответственности за дачу заведомо ложного заключения в соответствии со ст. 307 УК РФ. Из разного функционального содержания деятельности эксперта и специалиста вытекает различие в существе и структуре их заключений. Заключение специалиста должно отличаться от заключения эксперта тем, что в нем не должно быть исследовательской части и выводов, так как специалист исследования не проводит. Кроме установочных данных, оно должно содержать вопросы, которые специалист должен разъяснить, ответы на них даются с обязательным соответствующим обоснованием. Отсюда следует, что заключением специалиста не должен считаться документ, которым оформляется несудебное экспертное исследование, производящееся в порядке ст. 37 ФЗ ГСЭД. После принятия новой редакции АПК РФ проблемным стало удовлетворение судьями заявленных экспертами ходатайств о предоставлении дополнительных материалов в случае, если производство по делу приостановлено в связи с назначением экспертизы. Дело в том, что в соответствии со ст. 146 АПК возобновить производство по делу судья может только «по своей инициативе после устранения обстоятельств, вызвавших это приостановление», т.е. после производства экспертизы. Получается замкнутый круг: эксперт не может провести экспертизу, поскольку для этого нужны дополнительные образцы, а судья не может их получить, т.к. заявление ходатайства об этом не предусмотрено в качестве основания для возобновления производства по делу. Объем настоящей статьи не позволяет остановиться на сложных вопросах правоприменительной практики более подробно. Однако и отмеченного достаточно, чтобы считать проблему совершенствования законодательной регламентации судебной экспертизы по-прежнему актуальной. Наиболее перспективной формой дальнейшего развития правовой регламентации судебной экспертизы представляется вывод за рамки отраслевого процессуального законодательства всех общих положений и объединение их в более общем федеральном законе о судебной экспертизе. Причем, учитывая объем и многосторонность нормативного регулирования этой области отношений, оптимальным было бы создание судебно-экспертного кодекса. [references/] Автор: В. Ф. Орлова — главный эксперт Российского федерального центра судебной экспертизы, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации.
Законодательная регламентация судебной экспертизы: состояние и пути совершенствования
Оцените статью

Читайте также: