Одним — преступление, другим — наказание

Дело было в Республике Крым, в городе Евпатория. Преступление произошло в 2016 году в детском лагере: действие сексуального характера без применения насилия, произведенное с тремя девочками. Был задержан посторонний человек, которого даже не было на территории лагеря — он был охранником с базы, расположенной рядом. Он был задержан и допрошен. Никакого следствия по сути не было: у него взяли слюну и буккальный эпителий для генетической экспертизы. Помимо него допросили и других свидетелей. Из лагеря изъяли простыни, наволочки, футболки и нижнее бельё.

На судебном заседании пострадавшие девочки его не опознали. С описанием виновника его внешность не совпадала. Последний был вроде «шкафа с пузом», а задержанный — спортивного телосложения, такой военный пенсионер. На следующий день я выступала как рецензент по экспертизе — оспариваемое исследование было подделано очень грубо: настолько, что суд делом очень заинтересовался. Эксперт, выпустивший подложную экспертизу, уклонялась и аргументировала всё технической ошибкой — но их там быть не могло. Какие 9 технических ошибок могут быть в одном генотипе? Проще говоря, генотип был подогнан под задержанного. Теперь и у гособвинителя возникли вопросы. Помимо этого, было ещё море несостыковок — фореограммы были распечатаны 16.11, а экспертиза началась 17.11. После того, как я указала на этот момент, эксперт ответила, что виной всему — сбой в приборе.

Гособвинитель спросила автора первой экспертизы о фореограммах — отчего других нет. Эксперт ей ответила, что всё было передано следователю. Тут я спросила о причине того, отчего её экспертиза не сшита — следователю ведь никакого смысла что-то нарушать не было.

В итоге экспертиза развалилась, хотя на обвиняемого ещё одно дело повесили вскоре. Годом ранее в Алуште была идентичная история, тоже с тремя девочками — ему и это дело приписали, благо что и оно не было раскрыто. Попытались взять показания у пострадавшей в Алуште девочки из Петербурга по видеосвязи — но и она не опознала в обвиняемом насильника.

Позже выяснилось, что на территории лагеря в Евпатории были два сотрудника ГИБДД, прикомандированные к территории — они просто были допрошены как свидетели и отпущены, никаких проб у них никто не брал… В итоге обвинение по Евпатории всё же сняли, оставив обвинение по Алуште, в которой вообще никакой генетической экспертизы не проводилось — по сути там вообще не было расследования. В апреле по делу вынесли решение: 7 с половиной лет строгого режима. Дело сейчас на этапе апелляции, в Алуште даже началось что-то вроде расследования. Причем и следствию ясна невиновность задержанного, но оно боится ответного иска за незаконное задержание.

Одним — преступление, другим — наказание
Рейтинг: 5 (100%) - Оценок: 1

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *