Психофизиологическая экспертиза в раскрытии преступлений

Подать онлайн заявку на проведение экспертизыУзнать стоимость проведения экспертизы
Психофизиологическая экспертиза в раскрытии преступлений

Психофизиологическая экспертиза в раскрытии преступлений

В статье рассмотрены проблемы и перспективы психофизиологической экспертизы в уголовном судопроизводстве России. Дана оценка современного состояния проблемы и предложены варианты ее решения, основанные на балансе принципов уголовного процесса и научно обоснованных пределов применения технических средств при производстве следственных действий.

Использование технических средств при раскрытии и расследовании преступлений нарастающими темпами происходило на протяжении всего XX в. В последние годы внедрение в повседневную практику правоохранительных органов значительного количества технических средств самого разного назначения ускорилось настолько, что действующее законодательство не успевает адаптироваться к новым условиям и поэтому тормозит использование самых новых и совершенных технических разработок в борьбе с преступностью. Между тем эффективная работа по раскрытию и расследованию преступлений без законодательной поддержки использования новых технических средств практически невозможна. Ее недостаточность, противоречивость, а иногда и отсутствие приводят к возникновению правовых и процессуальных проблем, существенно влияющих на качество проведения оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий, рассмотрения уголовных дел в суде, к нарушению прав и свобод граждан.

Экспертиза на полиграфе

Одним из наиболее интересных и перспективных технических средств, о расширении практики применения которого в уголовном судопроизводстве ведутся активные дискуссии, является полиграф, или детектор психофизиологического состояния человека. В популярной литературе данный вид прибора также называют «детектор лжи», однако это название не отражает назначения и принципа функционирования данного технического средства. Применение полиграфа при производстве по уголовным делам не предусмотрено УПК РФ, однако в работах по уголовному процессу и криминалистике его описанию отводится значительное место, а научные споры по этой теме активно ведутся на протяжении последних десятилетий.

Проблемы использования полиграфа в уголовно-процессуальном доказывании затрагивали в своих работах Т.В. Аверьянова, И.Л. Александров, Р.С. Белкин, И.Е. Быховский, А.Ф. Волынский, В.А. Волынский, П.И. Гуляев, Г.А. Злобин, В.В. Золотых, В.И. Каминская, В.И. Комиссаров, A.M. Ларин, А.Р. Лурия, В.М. Мешков, Г.В. Мудьюгин, Э.Л. Носенко, В.А. Образцов, И.Ф. Пантелеев, Н.Н. Полянский, В.Л. Попов, И.М. Порубов, П. Прукс, А.Н. Ратинов, Н.А. Селиванов, М.С. Строгович, П.С. Элькинд, С.А. Яни и другие ученые. Однако единого компромиссного решения данной проблемы до сих пор добиться не удалось. Мнения об использовании полиграфа в уголовном процессе разнятся от полного отрицания его применения в расследовании преступлений до признания необходимости закрепления такой возможности в уголовно-процессуальном законодательстве.

В основе работы полиграфа лежат технологии снятия информации, на протяжении многих десятилетий применяемые в медицине. По мнению Р.С. Белкина,[1] уже в существующем виде полиграф представляет собой точный прибор, достоверно отражающий психофизиологическое состояние организма испытуемого лица. Этот факт не отрицают, да, в сущности, и не могут отрицать и противники полиграфа, поскольку последний представляет собой комплекс приборов, давно и надежно зарекомендовавших себя в медицинской практике и практике психофизиологических экспериментальных исследований. [2]

Д.А. Кокорев и О.В. Белюшина относят опрос с использованием полиграфа к психофизиологическим экспертизам. Ими отмечается, что до сих пор не разрешен вопрос о недопустимости принудительного проведения судебной психофизиологической экспертизы. В соответствии со ст. 195 УПК РФ согласие на проведение экспертизы необходимо получать только у свидетелей и потерпевших, в то время как подозреваемым, обвиняемым и подсудимым она может быть назначена без их согласия. Между тем по общей норме ст. 28 Федерального закона о государственной судебно-экспертной деятельности проведение психофизиологической экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении без согласия испытуемого не-допустимо. В то же время в силу ст. 41 указанного закона на экспертов, не являющихся государственными судебными экспертами, приведенная норма не распространяется. Таким образом, возникает процессуальная возможность проведения негосударственными экспертами экспертизы принудительно, но в методическом плане в этом случае возникает ряд проблем. Испытуемый может воспользоваться правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ, и отказаться отвечать на вопросы эксперта. Тогда эксперт вынужден применить методику молчаливых ответов. Более того, пробле-ма заключается еще и в том, что испытуемый не обязан выполнять инструкции эксперта, он может использовать простое механическое противодействие. Все это, несмотря на процессуальную возможность проведения экспертизы без согласия, делает практически невозможным проведение судебной психофизиологической экспертизы принудительно. [3]

Таким образом, применение полиграфа по принуждению и тем более насильно бессмысленно с точки зрения достоверности получаемых результатов, поскольку все методики тестирования предполагают в первую очередь создание определенной психологической атмосферы и налаживание контакта оператора с испытуемым. Эффективные результаты тестирования вообще достижимы только в случае добровольного согласия испытуемого или по его просьбе. Поэтому в данном случае следует говорить не о безнравственности применения полиграфа, а о возможности нарушений закона и моральных принципов в ходе расследования преступлений. Однако это, как отмечал P.C. Белкин, две никак не связанные между собой проблемы, поскольку нарушение законов, фальсификацию доказательств и другие преступления можно совершить как с применением полиграфа, так и без него, а в качестве «орудий пыток» и физического насилия можно использовать, например, лежащий на столе у следователя Уголовно-процессуальный кодекс. Очевидно, что с позиций этики и морали применение полиграфа ничем не отличается от использования других технических средств, поэтому вопросы, связанные с данным аспектом проблемы, лежат в области соблюдения прав и свобод человека при расследовании преступлений.

В научной и учебной литературе предлагается несколько возможных направлений использования полиграфа в расследовании преступлений. Среди них можно выделить применение полиграфа при допросе (В.И. Комиссаров, В.А. Образцов, А.Ф. Волынский, А.С. Подшибякин,[4]Э.У Бабаева [5] и др.), в качестве самостоятельного процессуального действия, например одного из видов судебных экспертиз (Н.А. Селиванов [6], Я.В. Комиссарова, А.П. Сошников, В.Н. Федоренко,[7] Д.А. Кокорев, О.В. Белюшина [3]), а также в обоих перечисленных случаях (Р.С. Белкин ). В.А. Волынский допускает возможность использования результатов полиграфического тестирования в качестве ориентирующей информации при проведении таких следственных действий, как допрос, обыск и т.п. [8]

Обобщение практики использования полиграфа при раскрытии и расследовании преступлений, проведенное Управлением криминалистики Генеральной прокуратуры Российской Федерации на основе анализа информации из прокуратур субъектов Российской Федерации, показало, что в настоящее время полиграф стал применяться не только при осуществлении оперативно- розыскных мероприятий, но и для получения новых доказательств путем производства психофизиологических исследований в виде заключения эксперта или специалиста. [9] Опросы, в основном, проводятся специалистами-полиграфологами, состоящими в штате органов внутренних дел. Экспертизы назначаются и производятся в подразделениях МВД России и в экспертных учреждениях Минюста России, а также нештатными экспертами.

Среди основных направлений применения полиграфа при раскрытии и расследовании преступлений по результатам обобщения следственной практики можно выделить:

  • проверку следственно-оперативным путем лиц из окружения потерпевшего, подучетного контингента, проживающего в районе совершения преступления (в случае отсутствия подозреваемых по уголовным делам);
  • получение дополнительного элемента убежденности в невиновности конкретного лица в инкриминируемом ему деянии;
  • получение информации для определения ориентира в расследовании, изменения его направления, отступления от неверных предположений о причастности лиц к исследуемым событиям;
  • получение признательных показаний, выявление дополнительных обстоятельств, существенно расширяющих доказательственную базу, а именно: установление вещественных доказательств, отыскание трупа. (Имеются примеры, свидетельствующие об оказании полиграфом такого психологического эффекта на опрашиваемых лиц, когда предъявление результатов опроса (нередко в совокупности с другими имеющимися в распоряжении следствия доказательствами) побуждало к даче признательных показаний.);
  • конкретизацию действий подозреваемых и обвиняемых, устранение противоречий в свидетельских показаниях;
  • установление возможной причастности (непричастности) лица к исследуемому событию. Нельзя исключать, что отказ от участия в опросе с использованием полиграфа является неким показателем, свидетельствующим о возможной причастности лица к исследуемому событию. Нежелание подозреваемого участвовать в проведении данного мероприятия при отсутствии обстоятельств, препятствующих его осуществлению, таких как определенное заболевание и др., должно насторожить членов следственной группы и явиться основанием для углубленного изучения личности «отказника», характера его отношений с потерпевшим.

Процессуальные формы представления результатов опроса с использованием полиграфа, практикующиеся в настоящее время, не отличаются разнообразием и в основном сводятся к нескольким вариантам, имеющим различную процессуальную значимость:

  • приобщение к материалам уголовных дел результатов опроса с использованием полиграфа, оформленных в виде выписок из справки либо рапортов. При этом задания органу дознания на проведение исследований даются следователями прокуратуры в рамках отдельных поручений по выполнению оперативно-розыскных мероприятий;
  • трансформацию результатов опроса на полиграфе как одного из видов оперативно-розыскных мероприятий в процессуальную форму для последующего использования в процессе доказывания, где механизм закрепления результатов опроса состоит из следующих этапов: 1) к материалам уголовного дела приобщается справка-меморандум о проведенных оперативно-розыскных мероприятиях и справка специалиста-полиграфолога; 2) допрос специалиста о результатах опроса и научных методах, используемых при снятии данных и подсчете результатов полиграмм; 3) допрос ранее опрошенного лица с предъявлением результатов опроса;
  • признание материалов результатов опроса на полиграфе иными документами (в соответствии с гл. 10 УПК РФ следователи прокуратуры оперируют ими в дальнейшем как доказательствами, в том числе отражают их в итоговом документе — обвинительном заключении). В данном случае практикуется вызов в судебное заседание и допрос специалиста, проводившего исследование;
  • назначение нетрадиционных видов судебных экспертиз с применением опроса на полиграфе, названия которых несколько отличаются в разных регионах (психофизиологических, психолого-психофизиологических), результаты которых в дальнейшем, при раскрытии преступлений и направлении уголовных дел в суд, используются в качестве доказательств.

Случаи, когда результаты опроса с использованием полиграфа принимаются судами в качестве доказательств, пока являются единичными, но их число постоянно увеличивается. К ним относятся практически все уголовные дела, по которым назначались экспертизы с применением опроса на полиграфе, а также ряд уголовных дел, по которым результаты опроса с использованием полиграфа оформляются в виде справки. По всем уголовным делам, где результаты опроса с применением полиграфа использовались судами для вынесения приговора, они учитывались лишь в совокупности и взаимосвязи с другими доказательствами. Прецеденты, когда результаты опроса с использованием полиграфа являлись основным доказательством при вынесении приговора в судебной практике, не отмечены.

Более 80% случаев применения полиграфа по уголовным делам приходится на опросы, результаты которых приобщаются к уголовным делам в качестве доказательств, но не ложатся в основу обвинительного заключения, а служат для уточнения направления хода расследования, конкретизации показаний подозреваемых и обвиняемых и т.д. На нетрадиционные виды судебных экспертиз приходится порядка 15% случаев применения полиграфа при раскрытии и расследовании преступлений и на иные процессуальные формы приобщения к материалам уголовных дел порядка 5%.

Представляется, что в сложившихся условиях применение полиграфа в интересах уголовного судопроизводства допустимо лишь в виде экспертизы, назначаемой следователем по просьбе подозреваемого или по его согласию, которую должен производить эксперт-полиграфолог, имеющий соответствующую квалификацию. Применение полиграфа в ходе допроса и тем более следователем, на наш взгляд, является недопустимым. Следователь не может одновременно осуществлять функции специалиста и эксперта. К тому же опрос с использованием полиграфа предполагает комплекс подготовительных действий, создание определенной психологической атмосферы, т.е. действий, корректное выполнение которых возможно обеспечить только в соответствующих условиях. Предлагаемый подход обосновывается еще и тем, что в последнее время в литературе все чаще выдвигаются предложения об использовании тестирования на полиграфе по просьбе подозреваемого с целью подтверждения оправдывающих его показаний, а следовательно, и невиновности.

Так, А.С. Подшибякин предлагает предусмотреть в УПК РФ возможность использования полиграфа при допросе в случаях, когда обвиняемый (подозреваемый) сам заявляет о желательности такого испытания для снятия подозрения, поскольку, если человек невиновен и знает, что есть метод, который может объективно свидетельствовать о правдивости его показаний, он должен иметь право требовать исследования с помощью полиграфа. По его мнению, только полиграфологические испытания, проведенные в ходе следственного действия, могут служить достаточным процессуальным основанием для снятия подозрений. Именно такое направление применения полиграфа в расследовании преступлений является реальным в современных условиях, поскольку не противоречит ни нравственным принципам, ни положениям уголовно-процессуального законодательства, ни праву подозреваемого (обвиняемого) на защиту.

Дополнительным требованием к опросу с использованием полиграфа в виде психофизиологической экспертизы Я.В. Комиссарова, А.П. Сошников, В.Н. Федоренко, Д.А. Кокорев, О.В. Белюшина называют необходимость ее проведения с применением средств объективного контроля, которые дают возможность другому специалисту проверить соблюдение условий проведения экспертизы, а значит, достоверность сделанных выводов. В настоящее время таким средством может быть только аудио-, видеозапись, фиксирующая весь процесс экспертного исследования. Необходимость в применении такого средства подтверждена судебной практикой, поскольку суд в случае отсутствия видеозаписи вынужден назначать комиссионную экспертизу, ввиду того что первая экспертиза была проведена без аудио-, видеозаписи.

По их мнению, при составлении экспертного заключения следует придерживаться нижеприведенных рекомендаций, базирующихся на опыте проведения подобных экспертиз. Во-первых, в нем должны быть перечислены проверочные (значимые) вопросы, задаваемые проверяемому лицу. Во-вторых, кратко описана методика проведения экспертизы и полученные реакции на проверочные вопросы. В-третьих, к экспертному заключению должны быть приложены распечатки полиграмм и видеозапись проведенного тестирования (она должна вестись так, чтобы в кадр попадали подэкспертный, полиграфолог и экран компьютера, к которому подключен полиграф; наличие видеозаписи позволяет отследить корректность проводимой процедуры).

Вместе с тем не стоит забывать, что доказательствами невиновности (или виновности) по закону все же являются не показания полиграфа или их толкование экспертом или специалистом, а совокупность фактических сведений, собранных следователем по уголовному делу. В данном случае фактическое решение о невиновности лица должен принимать не оператор полиграфа, анализирующий и «интерпретирующий» его показания, а суд, следователь, прокурор в соответствии с правилами, установленными в ст. 88 УПК РФ.

Несмотря на то что данные, полученные с помощью полиграфа, могут служить в качестве ориентирующей информации для построения версий и выбора направления расследования, они в современных условиях не могут являться допустимыми доказательствами. Данное ограничение связано прежде всего с научным пределом применения полиграфа, который отмечает Т.Н. Секераж. Он состоит в том, что психофизиологические реакции не могут прямо свидетельствовать об осведомленности лица или о лжи. На сегодняшний день не найдены специфические признаки лжи. Именно в связи с отсутствием строгой научной обоснованности и недостаточной точностью данных результаты опроса с использованием полиграфа имеют только ориентирующее значение и не являются доказательством. Очевидно, что при этом выводы специалиста (и тем более эксперта) могут иметь только вероятностный характер. [10] Однако согласно действующему законодательству вероятное заключение эксперта не может быть положено в основу приговора. [11]

В этом есть главная и трудно решаемая проблема полиграфа. С одной стороны, есть огромный положительный опыт его применения, а с другой — несмотря на то что существует более десятка теорий, [12] в которых были сделаны попытки описать механизм взаимосвязи показаний полиграфа с процессами, происходящими в сознании испытуемого, до сих пор ни одна из них не установила четкой причинно-следственной связи между его показаниями и произошедшими событиями, поскольку механизм функционирования нашего сознания пока не наблюдаем. Следовательно, мы можем только предполагать, но никак не быть полностью уверенными в достоверности выводов, сделанных в результате интерпретации показаний полиграфа. [13]

Таким образом, с учетом ныне действующих в России ведомственных актов о применении полиграфа и обобщения высказанных на этот счет предложений можно определить основные правила, без соблюдения которых его использование в раскрытии и расследовании преступлений недопустимо.

  1. Опрос с помощью полиграфа может осуществляться только в случаях, указанных в законе, и на основании добровольного согласия опрашиваемого лица, выраженного им в письменной форме.
  2. Опрос с применением полиграфа может проводиться только по правилам, определенным в законе, и в условиях, указанных проводящим его экспертом. В случае несоблюдения соответствующих требований эксперт может отказаться от проведения опроса.
  3. В ходе опроса никакие вопросы не могут быть заданы без их предварительного обсуждения с опрашиваемым лицом. В случае несогласия опрашиваемого лица с процедурой проведения опроса либо отклонения его хода от ранее определенного порядка опрашиваемое лицо может отказаться от дальнейшего его проведения.
  4. Отказ от опроса с использованием полиграфа не может рассматриваться в качестве подтверждения причастности опрашиваемого лица к совершению преступления или свидетельствовать о сокрытии известных ему сведений либо влечь за собой ущемление его законных прав и интересов. Если опрос прекращен по техническим причинам либо по инициативе любой из сторон, то об этом должен быть составлен соответствующий документ, подписанный его участниками.
  5. Опрос с использованием полиграфа может проводить эксперт, имеющий документ государственного образца о присвоении ему соответствующей квалификации.
  6. Опрос с использованием полиграфа согласно ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-Ф3 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», [14] должен проводиться с использованием научно обоснованных методик, описанных в соответствующей литературе и апробированных на практике. Применение иных методов недопустимо.
  7. Опрос с использованием полиграфа должен в полном объеме документироваться с применением технических средств аудиовизуальной фиксации информации.
  8. Результаты опроса, проводимого с помощью полиграфа, не могут служить доказательством виновности или невиновности опрашиваемого лица в совершении конкретного преступления.

Перечисленные принципы и рекомендации, основанные на обобщении имеющегося опыта, предложений и научных исследований, представляются нам наиболее оптимальным и компромиссным решением проблемы проведения психофизиологической экспертизы с применением полиграфа в раскрытии и расследовании преступлений.

Автор:
А.Е. Федюнин — доцент СЮИ МВД России, канд. техн. наук, доцент.


  1. Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 1997. Т. 3. Криминалистические средства, приемы и рекомендации.
  2. Злобин Г.А., Яни С.А. Проблема полиграфа // Проблема совершенствования советского законодательства: труды ВНИИ советского законодательства. М., 1976. Т. 6.
  3. Кокорев Д.А., Белюшина О.В. Психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа // Адвокат. 2005. № 7.
  4. Подшибякин А.С. О возможности использования полиграфа при допросе // URL: http://www.mvd-expo.ru/conferences/CRIM_MVD/doc12.htm.
  5. Бабаева Э. У. Противодействие предварительному расследованию и пути его преодоления. М., 2001.
  6. Селиванов Н.А. Пособие для следователей. М., 1998.
  7. Комиссарова Я.В., Сошников А.П., Федоренко В.Н. О становлении психофизиологической экспертизы // Эж-Юрист. 2005. № 46 // URL: http: / / www.lawmix.ru/comm.php?id=62.
  8. Волынский В.А. Закономерности и тенденции развития криминалистической техники: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2001.
  9. Обобщение практики использования возможностей полиграфа при расследовании преступлений // Приложение к письму Генеральной прокуратуры России (исх. № 28-15-05 от 14 февраля 2006 г.) // URL: http://www.sss-m.ru/security4_1.htm.
  10. Секераж Т.Н. Психологическая экспертиза: тенденции развития // Эж- Юрист. 2005. № 46 // URL: http://www.lawmix.ru/comm.php?id=68
  11. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. №1 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Бюллетень ВС СССР. 1971. № 2.
  12. Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа и его естественнонаучные основы // Вестник криминалистики. 2005. № 1(13). С. 39-48; № 2(14).
  13. Зотов Д.В. Проблема научной обоснованности использования полиграфа в уголовно-процессуальном доказывании // URL: http://www.law.vsu.ru/osv/9.html.
  14. СЗ РФ. 2001. № 23. Ст. 2291.
Нашли в тексте ошибку? Выделите её, нажмите Ctrl + Enter, и мы всё исправим!