Культурологическая экспертиза порнографии

Прошли те далекие «счастливые» времена, когда в Советском Союзе не было секса. «Призрак» секса, блуждавший по великой державе, явился ей на смену и достиг размеров равных её необъятным территориям. Теперь он повсюду: в кино, в театрах, на улицах, магазинах, в телевизоре и т. д. Пусть он будет, пусть растет и развивается на наших просторах. Пожелаем ему удачи. Иначе откуда же возьмется потомство.

Но есть опасный двойник секса примитивный, пошлый и уродливый – порнография. Она не менее активна и агрессивна, повсюду заявляет о своем присутствии, пытается ворваться в каждый дом, не вопрошая, нужна ли она здесь. В изощренных и скабрезных формах кричит о себе и требует к себе внимания. В ком-то встречает сочувствие, в ком-то интерес, кто-то разделяет с ней любовь. Но так ли она необходима всем, и есть ли защита от её назойливости? Можно, конечно, выключить телевизор, с равнодушным «меня это не касается», но так ли безгрешно данное явление, и не найдет ли оно себя в другом месте и другим способом?

Правовая оценка данного явления содержится в 242 статье УК РФ. Вот как она звучит: «Незаконные изготовление в целях распространения или рекламирования, распространение, рекламирование порнографических материалов или предметов, а равно незаконная торговля печатными изданиями, кино- или видеоматериалами, изображениями или иными предметами порнографического характера — наказываются штрафом в размере от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет». Но правовая оценка нуждается в культурологической экспертизе. Что это за явление, и что считать таковым, насколько оно опасно?

Порнография, как и культорологическая экспертиза порнографии — это чрезвычайно сложное явление. Специалисты, пытаясь определить её природу, демонстрируют диаметрально противоположные мнения: от прямого запрета даже на «намек» обнаженной натуры до «сверхтерпимости» к самым откровенным сценам «взаимного разврата». Аргументы сторон смыкаются. Ужас порнографии в том, что все открыто, сломаны «двери», снесены запреты, все позволено. Достоинство — в том же. Истина обнажена, нет тайн, нет секретов. Долой стыд, все естественно. У нас открытое общество. Правда, даже Ницше писал, что «…быть может, истина – женщина, имеющая основания не позволять подсматривать свои основания?» Но это тонкий тезис в споре эмоционально перевозбужденном.

Вердикты сторон сходятся только в том, что данное явление направлено против общественной нравственности и морали, разрушает эстетические чувства людей. Но ведь и нравы различны в каждой стране, и часто зависят от состояния развития общества на данном историческом этапе. Впрочем, и чувство прекрасного у каждого человека своё. То, что может считаться порнографией в Сирии, не является порнографией в Турции или США. Порнография 21 века отличается от порнографии 17 века.

Напомним еще об одной немаловажной порче, которая преследует наш современный мир – это неустранимые процессы глобализации, которые неугомонно вторгаются в каждый дом, в каждую семью и национальную культуру. Митинги антиглобалистов, которые мы наблюдаем в развитых странах, направлены на защиту не только экономической составляющей, но в первую очередь на защиту норм морали национальных культур, без которых невозможна самоидентификация человека в мире без границ, со свободной миграцией трудоспособного населения вслед за сменой режимов и изменением темпов экономического развития.

Борьба за рынки сбыта, экономические войны транснациональных компаний как средство используют объединение в единое экономическое и культурное пространство различных народов и государств. В России на экранах кинотеатров показывают те же фильмы, что одновременно демонстрируются в других странах, зарабатывая миллионы долларов на прокате картин не самого лучшего качества и сопутствующей рекламе. Чтобы это было возможно, необходимо создание наднациональной культуры, которая часто заведомо ниже и примитивнее национальной для данной страны и региона.

Национальные культуры формировались в течение долгого периода времени и обеспечили выживание людей в данной климатической зоне Земли с населением, имеющим определенный темперамент, национальные особенности и национальное окружение. Как одно из последствий глобализации можно считать девальвацию семейных ценностей, снижение рождаемости с последующим вымиранием населения на территории. Угроза для национальной безопасности России реальна и все о ней знают. В этом глобалистском угаре модернизируется и порнография. Она становится интернациональной (т.е. одинаковой), сбрасывает национальную «паранджу» и индивидуальные покровы. Вместе с тем «голоса против» имеют прежний акцент.

Когда по телевизору показывают низкопробный фильм, в США родители детям говорят: — «Выключи фильм! Он для эмигрантов!». Аналогично в других странах — «Он для русских!», «Он для наркоманов!», «Он для христиан» или, наоборот, — «Он для мигрантов, мусульман», «Он для неевреев» — допуская и другие высказывания, которые родители говорят своим детям, чтобы они самоотождествляли себя с представителями «более высокой культуры». Благое намерение родителей приводит к росту националистических течений. Т.е. попытка таким способом отгородить ребенка, проблему не решает, а приводит к еще более серьезным последствиям.

Не в силах остановить глобалистские влияния, можно и нужно расставить загоны на пути, того, что именуется порнографией. Путь решения, очевидно, находится в активном применении статьи 242 УК РФ. Необходимо реально применять меры уголовного преследования к руководителям средств массовой информации, чтобы они, так же как и телеканалы европейских стран, подвергали ревизии все сюжеты, фильмы и рекламу, транслируемые для населения.

Обыватель при отнесении объекта к порнографии полагает, что критерием является демонстрация половых органов и полового акта. На самом деле вопрос гораздо шире и критериев намного больше. Более того, для маскировки порнографии часто применяется такая техника съемки, при которой половые органы не показаны в кадре, что в свою очередь все равно позволяет относить объект к порнографической продукции. Для начала определимся, что порнография — форма изображения явлений, относящихся к половой жизни и сфере сексуального, характеризующаяся крайней натуралистичностью и цинизмом в изображении половых отношений. Цинизм — демонстративное нарушение культурно-исторических сложившихся правил и норм нравственности и благопристойности.

Существуют фундаментальные психологические отличия порнографии от других форм изображения явлений, относящихся к сфере сексуального (например, эротика, эротическое искусство), заключающиеся в том, что:

  • порнография аналитична, она фиксирует внимание потребителя на гениталиях, манипуляциях с гениталиями, половом акте и его технике (Программа «Техника секса» на канале МузТВ требует правовой оценки.);
  • изображение сексуального и сексуальности является в порнографии самоцелью, следование которой выхолащивает из сексуальной жизни другие компоненты сексуального поведения (например, эстетический, коммуникативный и др.);
  • в экспертизе порнографии отсутствует выражение личностного смысла сексуального поведения;
  • порнография ориентирована на стимуляцию сексуального возбуждения; последнее достигается за счет однозначности изображения, создания условий для однозначных, жестко детерминированных интерпретаций изображаемого;
  • порнография эксплуатирует стандартные, стереотипные стимулы, находящиеся за пределами социально приемлемых форм сексуального поведения (групповой секс, половые контакты с животными, садизм, гомосексуализм);
  • нарушение глубинных культурных предписаний выступает как один из основных факторов возникновения полового возбуждения;
  • порнография изображает отчужденные, дегуманизированные социально или морально осуждаемые формы половых контактов;
  • самоцельный монтаж сексуальных сцен вне художественной задачи с грубо натуралистичными, циничными, непристойными деталями;
  • замена персонажей символами пола;
  • преимущественное использование крупного плана, прямых ракурсов съемки при показе сцен полового акта;
  • отсутствие сюжета, либо наличие псевдосюжета, служащего формальной связкой между демонстрацией половых актов.

Художественная ценность — это характеристика художественного образа, заключающаяся в возможности его отнесения как к сфере социально-культурных ценностей, так и к сфере непреходящих личностных ценностей, идеальных возможностей человеческого бытия. В эротическом искусстве содержание превалирует над формой, что и выступает одним из условий существования его художественной ценности. В порнографии форма превалирует над содержанием. Социально-культурные ценности, компоненты и личностные смыслы отсутствуют в порнографической продукции, что и лишает ее художественной ценности.

Черты порнографии: нарочитое преувелечение, гипертрофирование общих планов, имитирующих оргазм путем характерных телодвижений, брутальных жестов, надрывных звуков и стонов, стремящихся вызвать реакцию физиологического порядка. Важна не просто зеркальность, но преувеличенная зеркальность, которая делает предмет не только преувеличенным, но зачастую примитивным.

Форма супернатурализма, имеющая обобщенные принципы произведения, в данном случае преследует единственную цель: преувеличить реальность с целью изменения нормального репродуктивного видения, что является одним из наиболее характерных признаков порнографии. Как писал выдающийся французский социолог: « Все это слишком правдиво, слишком близко, чтобы стать правдой. И как раз это-то и зачаровывает: избыток реальности, гипперреальность вещи».

Вместе с тем для маскировки порнографии «режиссеры и операторы» скрывают половые органы, делают попытку ввести сюжетный ряд, привязывая некоторые элементы к какому-либо сюжету. Например, в порнографическом фильме «Матрикс-2» сюжет как бы повторяет известный фильм «Матрица». В реальности вся компоновка сюжета преследует единственную цель: перманентное воспроизведение половых актов в предельно наглядной и жесткой объективации процедур обретения людьми психофизиологических состояний экстаза и оргазма. Фактически авторы играют на популярности и эксплуатируют интерес, присущий одному из наиболее культовых фильмов современности.

Нарочитость проявляется также в совмещение наименований, предполагает использовать популярность культового фильма. На самом деле данный продукт есть особая изощренная форма порнографического воздействия на население, которая, пытаясь преодолеть основные формальные общепринятые признаки порнографии, возводит в культ бруттальность в особо извращенных грубых формах и в подчеркнуто рыночно-ориентированный процесс осуществления половых актов. Как таковой сюжет и изобразительный ряд отсутствуют, воспроизводится тотальный триумф непристойного тела вплоть до полного стирания человеческого лица и проявления какой-либо индивидуальности. Подобный видеофильм пропагандирует приоритет объектного отношения к человеку над субьектным и направлен на стимуляцию сексуального возбуждения.

Если влияние на психику взрослого человека неоднозначно и во многом зависит от личностных особенностей человека, то влияние на психику несовершеннолетних — растлевающее, оно формирует невротическую личность. Из справочной литературы известно влияние фильмов категории «порнография» на психику человека:

  • менее сексуальный партнер кажется менее привлекательным. Просмотр порнографических фильмов с симулированно-страстными постельными сценами понижает удовлетворенность собственным партнером;
  • возрастает толерантность к внебрачным сексуальным связям и укрепляется представление о том, что женщина должна быть сексуально безотказна;
  • мужчина начинает воспринимать женщину, прежде всего как сексуальный объект;
  • повышает агрессивность мужчин в отношении женщин;
  • порнография, изображающая сексуальную агрессию как приятную для жертвы, повышает вероятность применения насилия в реальных сексуальных отношениях.

Расследованием преступлений по статье 242 УК РФ занимается прокуратура. Преступления выявляются как непосредственно прокуратурой и милицией, так и простыми гражданами, общественными, религиозными организациями и депутатами (политиками). Если порнографический фильм (сюжет) демонстрируется в средствах массовой информации или сети Интернет, его записывают на носитель и направляют в экспертную организацию для проведения культурологического исследования порнографии.

По результатам исследования составляется «Справка эксперта», которая вместе с объектом носителя и заявлением гражданина направляется в прокуратуру. Прокуратура возбуждает уголовное дело по статье 242 УК РФ и проводит расследование, в ходе которого назначается судебная культурологическая экспертиза с исследованием видеоматериала на объекте-носителе. «Заключение эксперта» может выполняться тем же экспертом, который ранее выполнил «Справку эксперта» — предварительное исследование. Подобный порядок соответствует требованиям УПК РФ.

В экспертизу направляют материалы из различных регионов России экспресс-почтой в запечатанном пакете. Стоимость экспертизы – стандартная для «обычной» порнографии. В случаях, когда ситуация неоднозначна, т.е. порнография маскируется под эротику, стоимость экспертизы рассматривается в зависимости от объема и трудоемкости проведения исследования для каждого конкретного случая. Оплату экспертиз прокуратура осуществляет по той же самой статье расходов и в том же порядке (через вынесения постановления) на процессуальные издержки, как и оплата адвокатов.

Типовые вопросы на культурологическую экспертизу порнографии:

  • Каково содержание записей, представленных на экспертизу?
  • Имеют ли представленные на исследование видеозаписи художественную ценность, не относятся ли они к категории «порнография»?
  • Каково влияние данных записей на психику человека? и т.д.

Автор: Эксперт Лазарь Александр Евгеньевич

Культурологическая экспертиза порнографии
Рейтинг: 5 (100%) - Оценок: 2
Нашли в тексте ошибку? Выделите её, нажмите Ctrl + Enter, и мы всё исправим!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Задайте вопрос эксперту: