Дискуссионные вопросы реализации отдельных положений федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»

Дискуссионные вопросы реализации отдельных положений федерального закона "О государственно судебно-экспертной деятельности в РФ"

Дискуссионные вопросы реализации отдельных положений федерального закона «О государственно судебно-экспертной деятельности в РФ»

Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» вступил в силу 5 июня 2001 г. К сожалению, проект Федерального закона широко не обсуждался, поэтому большое число упущений и нестыковок, которыми изобилует закон, своевременно устранить не представилось возможным. В настоящее время, на наш взгляд, назрела необходимость определения оптимальных параметров практического применения положений ФЗ, выработки единого подхода к их трактовке как у сотрудников экспертных учреждений, так и у представителей судейского корпуса. Думается, что при применении ФЗ следует учитывать объективные реалии, обусловливающие деятельность правоохранительных, правоприменительных органов и экспертных учреждений, не доходя до взаимных абсурдных претензий в погоне за эфемерным «буквальным» толкованием отдельных статей закона. К примеру, согласно ст. 14 ФЗ руководителю экспертного учреждения вменяется в обязанность поручение производства экспертизы конкретному эксперту или комиссии экспертов, которые обладают специальными знаниями в объеме, требуемом для ответов на вопросы, имеющиеся в определении (постановлении) о назначении экспертизы. В ст. 8 указывается, что эксперт должен проводить исследование в пределах соответствующей специальности. В то же время в определении (постановлении) о назначении экспертизы лицо, ее назначающее, согласно ст. 80 ГПК РФ обязано указать наименование экспертизы, которую считает необходимым провести[ref]Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. М., 2004.[/ref]. Как, исходя из указанных положений, следует поступать в ситуации, когда в определении (постановлении) говорится, к примеру, о назначении товароведческой экспертизы, а разрешение поставленных вопросов предполагает применение специальных знаний из области информационных технологий (например, если речь идет о неисправности мобильного телефона). В этом случае эксперт, которому руководитель учреждения согласно ст. 14 ФЗ обязан поручить производство экспертизы, не является по своей специальности товароведом и производить будет не товароведческую экспертизу, а естественно, экспертизу информационных технологий, т.е. указание судьи о проведении товароведческой экспертизы формально будет нарушено. В ст. 10 Федерального закона формулируется понятие «объект исследования». В ч. 2 ст. 19 ФЗ говорится о «представлении» органом или лицом, назначившим экспертизу, объектов исследования, однако не уточняется — в какой форме объекты исследования «представляются» в экспертное учреждение. Следуя «букве закона», объекты исследования должны быть предоставлены в распоряжение эксперта органом (лицом), назначившим экспертизу, «в натуре». Но каким образом подобная трактовка может быть применена при обстоятельствах, указанных в ч. 5 ст. 10, когда транспортировка объекта исследования в государственное судебно-экспертное учреждение невозможна, а обязанность по обеспечению беспрепятственного доступа к объекту исследования, а также возможности его исследования возлагается на орган или лицо, назначившие экспертизу? Орган или лицо, назначившие экспертизу, по ст. 19 ФЗ обязаны получать (и приобщать к делу) самостоятельно либо с участием специалиста или эксперта, которому поручено производство экспертизы, образцы для сравнительного исследования, а по ст. 9 ФЗ к таковым относятся все образцы, необходимые эксперту для дачи заключения. Следуя тексту Закона, может ли эксперт использовать при производстве экспертизы соответствующие «коллекции», собранные сотрудниками экспертного учреждения, либо иные образцы, поступившие в учреждение в порядке ч. 2 ст. 39, согласно которой все организации обязаны безвозмездно предоставлять по запросам руководителей государственных судебно-экспертных учреждений образцы или каталоги своей продукции, техническую и технологическую документацию и другие информационные материалы, необходимые для производства судебной экспертизы? Не ясен смысл ст. 21 ФЗ в той части, что «организация и производство (!) комиссионной судебной экспертизы возлагаются на руководителя государственного судебно-экспертного учреждения», поскольку он вряд ли должен участвовать лично в проведении всех комиссионных экспертиз. Множество вопросов возникает в связи с необходимостью (либо отсутствием таковой) распространения положений ФЗ на деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами. На них не распространяется даже действие ст. 9 ФЗ, регулирующей порядок работы с объектами исследования, не говоря уж об отсутствии законодательно предусмотренного порядка проверки органом или лицом, назначающим экспертизу, наличия у них специальных знаний и качества подготовки. Кроме того, как известно, штатное расписание государственного судебно-экспертного учреждения крайне ограничено, а экспертизы некоторых видов назначаются достаточно редко. В связи с этим большое число сотрудников в государственных экспертных учреждениях работает на контрактной основе. Должны ли при этом на них распространяться требования ст. 13 ФЗ или же при поручении им проведения экспертизы лицу, ее назначающему, следует руководствоваться ст. 41 ФЗ? Подводя итог изложенному, необходимо отметить безусловно положительную роль, которую сыграло появление Федерального закона в деле упорядочения процесса проведения экспертиз по уголовным и гражданских делам. Однако сегодня, после ввода в действие с 1 февраля 2003 г. ГПК РФ, ряд положений Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» нуждается в уточнении. [references/] Автор: М. А. Омарова — Федеральный судья Советского районного суда г. Махачкалы.
Дискуссионные вопросы реализации отдельных положений федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»
Оцените статью

Читайте также: