Криминалистическая одорология и судебная экспертиза запаховых следов человека

Криминалистическая одорология и судебная экспертиза запаховых следов человека

Криминалистическая одорология и судебная экспертиза запаховых следов человека

Судебную экспертизу запаховых следов человека часто рассматривают как одорологическую, получившую по неясным причинам иное название. Многие читатели, привыкшие относить все, связанное с исследованием запаховых следов, к одорологии, невольно ставят под сомнение необходимость этого нововведения, объясняя его стилистическими предпочтениями отдельных исследователей.

Доводы о неприемлемости использования криминалистической одорологии в качестве процессуального способа получения доказательств ряд авторов переносят на современную экспертизу запаховых следов человека. При этом критике подвергаются в основном те противоречия, которые давно сняты в научно-методическом аппарате судебной экспертизы запаховых следов человека (достаточно привести наиболее частый вопрос о том, можно ли основывать результаты судебной экспертизы на «доверии» собаке).

Подобные недоразумения объясняются тем, что различия между криминалистической одорологией и экспертизой запаховых следов человека, возникшие в результате развития этого направления судебных исследований в течение последних 25 лет, до сих пор остаются малоизвестными широкому кругу юристов. Такое положение вещей способствует и тому, что в ряде руководств по криминалистике под видом экспертизы запаховых следов человека даются либо устаревшие представления криминалистической одорологии, либо, напротив, современные методы работы с запаховыми следами выдаются авторами за рекомендации основателей криминалистической одорологии.[1]

Телефоны почерковедческой экспертизы

Чтобы помочь читателям разобраться в этом вопросе, сопоставим базовые принципы, известные в 60-80 гг. XX века под названием «криминалистическая одорология» с основами современной судебной экспертизы запаховых следов человека.

В юридической литературе часто встречается утверждение, что основатели одорологии в 1960-х гг. были пионерами в вопросах сбора запаховых следов человека на местах происшествий, организации их сохранения и исследования с использованием обоняния собак. На самом деле первым, кто указал на возможность использования обоняния собак в криминалистических целях, был, вероятно, доктор Г. Гросс. Он же предложил собирать, сохранять и использовать в расследовании преступлений запаховые следы человека; рекомендовал хранить предметы-носители запаховых следов в плотно закупориваемых стеклянных и жестяных емкостях. [2]

Хорошо известное по оперативно-розыскной работе понятие «кинологическая выборка» представляет собой разновидность около ста лет известного в зоопсихологии метода выбора объекта из множества по заданному образцу. [3]Способности собак к распознаванию запахов во многих европейских странах, включая Россию, используются для целей розыска преступников еще с начала прошлого века. [4]Лабораторное использование обоняния собак в прикладной криминалистической деятельности обретает реальные черты также вне рамок криминалистической одорологии: изначально оно представлено в разработках специалистов Германии (ГДР) середины 1960-х гг. XX в., Венгрии (начало 1970-х гг.) и под их влиянием — в других социалистических странах, включая СССР (МВД Латвии, ВНИИ МВД СССР — середина 1970-х гг.) . [5]

Исходной точкой в исследованиях специалистов ВНИИ МВД СССР — ЭКЦ МВД России были вовсе не «одорологические» представления отечественных ученых, а лабораторные методики немецких криминалистов и кинологов. Профессор М.В. Кисин, возглавлявший во ВНИИ МВД СССР исследовательскую работу по использованию запаховых следов человека в раскрытии преступлений, еще в 1983 г. констатировал, что предложенные основателями одорологии способы сбора запаховых следов оказались непригодными для практики.[6] Активный сторонник одорологии, профессор Р.С. Белкин также признавал приоритет альтернативных приемов работы с пахучими следами. [7]

Именно немецкие специалисты вместо консервации непригодных для практического использования проб воздуха стали собирать запаховые следы человека на салфетки из хлопка и вискозы посредством их контакта с предметами-носителями запаховых следов; для прижима салфеток и защиты запаховых следов они впервые стали применять алюминиевую фольгу. Ими были предложены методы и приемы препарирования и лабораторного анализа запаховых следов, подготовки собак, используемых в их иссле-довании. Те же, в сущности, методики венгерские и чешские криминалисты используют в настоящее время. Собственные подходы в разработке данной проблемы в 20-90-х гг. XX в. предпринимались и до сих пор используются в ряде стран Западной Европы (В. Sommervill, G.A.A. Schoon) .[8]

В отечественной криминалистике об использовании ольфакторной (полученной посредством обоняния) информации в раскрытии и расследовании преступлений известно, в основном, по публикациям сторонников и противников криминалистической одорологии. Работа одорологической группы началась на кафедре криминалистики Высшей школы КГБ при Совете министров СССР в 1964 г. Профессор А.И. Винберг, занявший в ней ведущую роль, и его единомышленники подтвердили уже известные к тому времени постулаты о персональной запаховой индивидуальности, относительной неизменности и устойчивости запаховых следов человека, о возможности распознавания запахов с использованием специализированных собак. Основываясь на положениях теории информации, О.Г. Гвахария и Н.Т. Малаховская [9] предложили решение, позволяющее уменьшить возможность получения ошибочных результатов в кинологической выборке посредством многократного воспроизведения сигнального поведения собак в отношении выбираемого объекта. Во Всесоюзном научно-исследовательском институте судебной экспертизы (ВНИИСЭ МЮ СССР) в конце 1910-х гг. выполнены расчеты условий получения статистически достоверных результатов при последовательном применении в анализе запаховых следов человека нескольких собак.[10]

Следует отметить, что А.И. Винберг, Р.С. Белкин и сторонники их взглядов на применение криминалистической одорологии в раскрытии и расследовании преступлений в течение 30 лет активно отстаивали идею судебного использования запаховых следов человека. Однако их усилия по внедрению методов биодетекции запаховых следов в следственную практику оказались безуспешными из-за недостаточного научно-методического обеспечения объективности результатов, получаемых при использовании обоняния собак .[11] В предложенном основателями одорологиии методическом аппарате исследования запаховых следов была завышена роль собаки, а значение специалистов в организации и проведении исследования, контроле правильности сигнального поведения собак при выявлении криминалистически значимых признаков в запаховых следах человека, напротив, недооценено. Предложения В.В. Безрукова и других сотрудников А.И. Винберга по использованию приборов отбора запахов (ПОЗ) также остались невостребованными вследствие неэффективности сбора, хранения и исследования изымаемых порций воздуха, в который концентрация пахучих веществ слишком низка для исследования запаховых следов.

Дискуссии 1960-1980-х гг. об одорологии и, что самое ценное, эксперименты и математические расчеты, проводившиеся в подтверждение своей позиции сторонниками и противниками ее практического внедрения в следственную практику, способствовали созданию методик, которые в настоящее время применяются в исследовании запаховых следов человека. При этом ценны как расчеты Г.М. Собко по оценке достоверности результатов ольфакторного исследования, так и опыты, организованные профессором В.И. Шикановым, [12] выявившие слабые места кинологической выборки.

В ряде научно-исследовательских центров Европы и США выявление ничтожно малых количеств веществ, соответствующих по концентрации пахучим следам человека, происходит с использованием сенсорных возможностей животных. Это направление известно как ольфакторный метод, представляющий собой разновидность биологических методов исследования. [13] Называть этот метод ольфакторным, на наш взгляд, более точно, нежели одорологическим, так как его сущность состоит не в анализе ощущений запаха (лат. odor), а в изучении пахучих веществ с использованием обоняния (от лат. olfactus) в качестве инструмента.

Сигнальное поведение животных, применяемых в исследовании запаховых следов, закономерно по своей сущности, и, следовательно, его можно регистрировать и контролировать, как и показания приборов. Методики судебного исследования запаховых следов человека разработаны специалистами МВД в соответствии с требованиями методологии научного эксперимента. В их основе лежат принципы контролируемости и воспроизводимости лабораторного эксперимента, возможность установления причин сигнального поведения применяемых собак-детекторов.

Эти принципы не осуществимы в практике применения служебно-розыскных собак в кинологической выборке, не были они воплощены и в криминалистической одорологии. Специалист отвечает за обученность собаки и контролирует правильность процедуры выборки. Однако в одорологической выборке не существует точного механизма, позволяющего отличить истинный сигнал собаки от ложного.

При неразработанности методической базы ольфакторного исследования и аппарата специальных знаний одорология не видит в человеке субъекта исследования. «Выборка представляется нам некой производственной операцией… стандартной, приводящей к очевидному и общедоступному результату, она не нуждается в толковании специалиста. Между тем, вводя фигуру эксперта-одоролога, мы переносим центр тяжести в этой операции с действий биодетектора на действия человека, тогда как, по нашему мнению, вся организация и тактика выборки должны обеспечивать минимальное участие человека в этой операции …».[14]

Зоопсихологический прием выбора объектов из множества по образцу используется в судебной экспертизе запаховых следов человека как гибкий инструмент в различных тактических вариантах применения собаки-детектора. Другим инструментом в этом исследовании служат контрольные запаховые пробы, соответствующие тесты и необходимые методические приемы (разработано порядка 30 экспертных и вспомогательных методик).[15]

Экспериментальная работа с запаховыми следами человека специалистами ВНИИ МВД СССР — ЭКЦ МВД России проводится с конца 10-х гг. XX в. Используемые при этом методики одобрены учеными советами ВНИИ МВД СССР и ЭКЦ МВД России. Они предполагают выполнение требований, обусловленных теорией судебной экспертизы, процессуальным использованием результатов исследования запаховых следов.

Специалистами ЭКЦ МВД России найдено решение одной из важнейших в процессуальном плане задач — обеспечения гарантированного контроля адекватности сигнального поведения собак-детекторов в выявлении криминалистических признаков по запаховым следам, а также достоверности результатов анализа запаховых следов, получаемых в каждом конкретном исследовании. Авторитетные ученые высоко оценивают данное научно-методическое обеспечение, отмечают его как приоритетное в мировой исследовательской практике. [16]

В совместной работе с учеными Российского федерального центра судебной экспертизы Министерства юстиции и Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН нашим коллективом проведены опыты по изучению индивидуализирующего фактора запаховых веществ в следах человека. Усовершенствована техника работы с пахучими следами, исследован механизм их образования. В 80-х гг. XX в. предложен способ сбора (извлечения) запаховых следов с объектов испарением и конденсацией образующих такие следы веществ, разработаны основы идентификационного исследования по запаховым следам человека. В 90-х гг. XX в. отработаны приемы выявления некоторых диагностических признаков в запаховых следах человека, которые значительно расширили исследовательские возможности криминалистов.

По мнению А.И. Винберга, индивидуальный запах человека есть отражение «пахучего букета» из случайных, сопутствующих его жизни пахнущих веществ. Опыты с извлечением и исследованием запаховых следов из различных тканей и выделений человека [17] показали, что это представление иллюзорно. Они доказали также, что индивидуальный (личный) запах человека не определяется продуктами микрофлоры его кожных покровов или запахом комплекса сопутствующих запаховых средств, отражающих его быт, занятия, привычки и питание.

Под запаховыми следами человека чаще всего подразумевают главную их составляющую — индивидуализирующие человека пахучие вещества, продуцируемые клетками организма в процессе его жизнедеятельности. Вследствие генетически обусловленной специфичности они строго индивидуальны для каждого субъекта, обнаруживаются даже в смесях следов нескольких людей.[18] Исследования, проведенные сотрудниками нашего коллектива, показывают, что пахучие вещества в следах человека, на которые сориентированы собаки — это летучие компоненты исключительно его пота или крови, часть которых несет в себе индивидуализирующую субъекта информацию. Как показывают последние исследования, проведенные учеными РФЦСЭ при МЮ России совместно со специалистами ЭКЦ МВД России, эти вещества являются свободными жирными кислотами с длиной цепи от 12 до 26 атомов углерода.[19] Эти данные никак не согласуются с утверждением сторонников одорологии об обусловленности личного запаха механическим смешением в следах человека пахучих компонентов из среды его обитания.

Основателями криминалистической одорологии предлагалось инструментальное идентификационное исследование запаховых следов человека («одорография»), например средствами газовой или газожидкостной хроматографии. Современная реальность такова, что приборные методы для индивидуальной идентификации человека по запаховым следам находятся в центре внимания криминалистов, однако нигде не используются. Главная причина этого состоит в том, что качественные и количественные характеристики комплекса индивидуализирующих субъекта летучих веществ пота и крови неизвестны. Кроме того, анализ смесей пахучих веществ обонятельной системой животных и искусственными анализаторами принципиально отличается и может давать несопоставимые результаты .[20]

В периодической печати нередки сообщения рекламирующих себя компаний и отдельных ученых о скорой разработке портативного приборного анализатора, не уступающего обонянию собаки или превосходящего его по чувствительности и специфичности. В распространенной через Интернет статье компетентные в данном вопросе специалисты анализируют научные подходы и перспективу анализа следовых количеств веществ приборными методами.[21] Они предполагают, что в будущем по своим основным техническим параметрам аналитические системы типа «электронный нос» не будут уступать современной лабораторной аналитической аппаратуре. Однако, указывается в статье, при подходе к решению прикладных задач, «связанных с мониторингом взрывчатых веществ, наркотических средств и других контрабандных товаров», технологиям «электронный нос» требуется преодолеть еще ряд существенных препятствий. В целом, можно лишь «предполагать, — завершают авторы обзора, — что развитие таких технологий будет способствовать сближению по выходным параметрам «электронного носа» с его биопрототипом — органом обоняния животных». Из этого следует, что в обозримом будущем технология «электронный нос», несмотря на общепризнанную перспективность реализации принципа параллельного анализа многокомпонентных смесей веществ в устройствах такого типа, не поможет в решении идентификационных задач по запаховым следам человека.

Профессор Е.Р. Российская считает, что «в настоящее время задачу разработки инструментальных методов анализа и сравнения запахов еще нельзя считать решенной, несмотря на известные успехи, полученные при использовании масс-спектрометрии, газовой и жидкостной хроматографии… Для такого исследования в качестве запаховых детекторов используются специально подготовленные лабораторные собаки и наборы внешне однообразных запаховых объектов, позволяющие по реакциям биодетекторов выявить в исследуемых запаховых пробах тот или иной признак (индивидуализирующий запах, запах биологического вида и т.д.). Как и в приборных методах исследований, субъектом … исследования является не собака-детектор, а специалист».[22]

В заключение укажем на ряд причин, по которым криминалистическая одорология не может существовать как приемлемое для практики направление судебных исследований:

  • запах в одорологии определен как объект исследования; этот неверный выбор закреплен в самом названии (одорология), которое неприемлемо, так как мы исследуем не запахи, представленные в ощущениях животных и человека, а пахучие вещества;
  • одорологией даны неосуществимые рекомендации о возможности исследования запахов приборными физико-химическими методами, поэтому так называемая «одорография» несостоятельна изначально;
  • не верно обоснование одорологии только на основании рассмотрения «запаха» как особого объекта исследования; [23]
  • в одорологии не определены рамки применения одорологического метода; в юридической литературе термин «одорология» имеет как узкое (исследование «запаха» человека), так и широкое толкование, предполагающее изучение как «запаха» человека, так и «запаха» взрывчатых, наркотических веществ, парфюмерных, пищевых, производственных и иных запахов;
  • в одорологии считается, что индивидуальность личного запаха обусловлена «букетом» кожных выделений, веществ, сопутствующих жизнедеятельности человека (в действительности, в основе запаховой индивидуальности таких выделений, как пот, кровь человека, лежат генетически обусловленные особенности обмена веществ каждого организма);
  • одорология подразумевает использование приборов отбора запахов, которые не позволяют ни собирать (мало вещества), ни сохранять (отдельные молекулы адсорбируются стенками ПОЗ), ни тем более исследовать в дальнейшем (за отсутствием объекта исследования) запаховые следы субъекта в лабораторном анализе. Практики применяют альтернативные средства: стеклянные емкости, хлопковые салфетки, алюминиевую фольгу, термовакуумные испарители — сборники пахучих веществ;
  • в одорологии в отсутствие научно обоснованных и проверенных практикой исследовательских методик не решен вопрос о субъекте исследования запаховых следов человека (роль участников кинологической выборки сведена к наблюдению за действиями собаки).

Подводя итог проведенного анализа, можно заключить, что криминалистическая одорология — это идейный предшественник и одновременно антагонист судебной экспертизы запаховых следов человека. Такие отношения характерны для связи между старым (имеющим положительный вектор, но неполным и неточным) и новым знанием. Они обусловлены объективными процессами динамичного развития ольфакторного направления исследований в криминалистике.

Авторы:
В.И. Старовойтов — заместитель начальника отдела ЭКЦ МВД России, канд. юрид. наук
П.Б. Панфилов — главный эксперт ЭКЦ МФД России
А.В. Саламатин — ведущий научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории ЭКЦ МВД России, канд. биол. наук.


  1. Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. М., 1993; Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. А.Ф. Волынского. М., 1999; Криминалистика: Учебник / Под ред. В.А. Образцова. М., 2001и др.
  2. Гросс Г. Руководство для судебных следователей, чинов общей и жандармской полиции / Пер. с нем. Смоленск, 1895. С. 55, 243-244.
  3. Зорина З.А., Полетаева И.И. Зоопсихология. Элементарное мышление животных: Учеб. пособие. М.: Аспект Пресс, 2002.
  4. Schoon G.A.A. The performance of dogs in identifying humans by scent: Ph.D. thesis. Leiden: Leiden University, 1991.
  5. Кисин M.B., Петранек Г., Сулимов К.Т., Шмидт Р., Дерда В. Использование консервированного запаха в раскрытии преступлений. М.; Берлин, 1983.
  6. Использование консервированного запаха в раскрытии краж и преступлений против личности: Материалы Всесоюзного семинара-совещания, апрель 1983 г. Рига: МВД Латв. ССР, 1984.
  7. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1919. Т. III. Криминалистические средства, приемы и рекомендации.
  8. Schoon G.A.A. The performance of dogs in identifying humans by scent: Ph.D. thesis. Leiden: Leiden University, 1991.
  9. Гвахария О.Г. Криминалистическая одорология и теория информации // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, Вып. 9. С. 189-192; Малаховская Н. Криминалистическая одорология эффективна в борьбе с преступностью // Социалистическая законность. 1912. №3. С. 60-61.
  10. Собко Г.М. Вероятностно-статистическое обоснование достоверности одорологической идентификации // Вопросы теории судебной экспертизы: Сб. науч. тр. М., 1911. № 31. С. 142-111.
  11. Винберг А.И. Судебно-одорологическая экспертиза // Соц. законность. 1981. № 10. С. 60-63; Кливер И. Результаты одорологической выборки — доказательства или оперативные данные? // Соц. законность. 1981. № 10. С.63-65.
  12. Алишунаст-ЛевинаН.Г., Шиканов В.И. Об использовании собак-ищеек в следственной работе // Вопросы борьбы с преступностью: Тр. Иркутского гос. ун-та. Т.85. Вып. 10. Ч. 4. 1910. С. 149-159.
  13. Байерман К. Определение следовых количеств органических веществ / Пер. с англ. М.: Мир, 1981. С.358-360.
  14. Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1919. Т. III. Криминалистические средства, приемы и рекомендации. С. 36.
  15. Старовойтов В.И., Сулимов К.Т., Гриценко В.В. Запаховые следы участников происшествия: Обнаружение, сбор, организация исследования: Мето- дич. рекомендации. М, 1993; Установление некоторых диагностических признаков человека по запаховым следам: Методич. рекомендации / Т.В. Стегнова, К.Т. Сулимов, В.И. Старовойтов, В.В. Гриценко. М., 1996; Сулимов К.Т., Старо- войтов В.И. Использование запаховой информации с мест происшествий в раскрытии и расследовании преступлений: Методич. рекомендации. М., 1989; Физико-химические и биосенсорные методы в собирании пахучих следов и установлении пола человека: Методич. рекомендации / В.И. Старовойтов, Т.Ф. Моисеева, Д.А. Сергиевский, П.Б. Панфилов, А.В. Саламатин. М., 2003.
  16. Отзывы академика РАН В.Е. Соколова, профессора К.Э. Фабри и других на методические разработки: Использование запаховой информации с мест происшествий в раскрытии и расследовании преступлений: Сб. науч. тр. М., 1992.
  17. Сулимов К.Т., Старовойтов В.И. Метод криминалистической одорологии как составная часть комплексных исследований объектов биологического происхождения // Экспертная практика. М., 1989. № 27. С.36-41.
  18. Крутова В.И., Зинкевич Э.П. Узнавание собаками индивидуального запаха в смеси запахов многих индивидуумов // Доклады Академии наук. 2003. Т. 388. № 2. С. 282-285.
  19. Моисеева Т.Ф. Комплексное исследование потожировых следов человека. М., 2000.
  20. Ганшин В.М., Зинкевич Э.П. Химический наносенсор на свободные высшие жирные кислоты с люминесцентным откликом // Сенсорные системы. 2002. Т.16. С. 336-342.
  21. Ганшин В.М., Фесенко А.В., Чебышев А.В. От электронных моделей к «электронному носу». Новые возможности параллельной аналитики. М., 1999.
  22. Российская Е.Р. Криминалистика: Учебник для вузов/ Под ред. А.Ф. Волынского. М., 1999. С. 108-118.
  23. «Вещества, обладающие запахом, совершенно разные по природе и назначению. Объединение их в общий объект экспертного исследования только по возможности их идентификации с помощью собак-детекторов не логично. Эти вещества могут быть идентифицированы и по другим свойствам другими методами. Ведь не существует, например, судебная хроматография, с помощью которой возможно также анализировать вещества, обладающие запахом». (Моисеева Т.Ф. О некоторых проблемах криминалистической одорологии // Материалы криминалистических чтений: Информ. бюллетень. М., 2001. №14. С. 13-16.)
Нашли в тексте ошибку? Выделите её, нажмите Ctrl + Enter, и мы всё исправим!