О понятии, формировании и значении внутреннего убеждения судебного эксперта в уголовном судопроизводстве

Почерковедческая экспертиза - ЗаявкаПочерковедческая экспертиза - Стоимость
О понятии, формировании и значении внутреннего убеждения судебного эксперта в уголовном судопроизводстве

О понятии, формировании и значении внутреннего убеждения судебного эксперта в уголовном судопроизводстве

Согласно предложенной Т.В. Аверьяновой модели структуры общей теории судебной экспертизы, одной из составных частей последней является учение о ее субъекте [1].

Проблема формирования внутреннего убеждения судебного эксперта рассматривается нами в рамках развития этого учения. Ее исследование преследует ряд задач как общетеоретического, так и практического характера.

В целях совершенствования понятийно-категориального аппарата необходимо остановиться на таких важных моментах, как понятие внутреннего убеждения судебного эксперта, его структуры. В плане совершенствования экспертной деятельности, разработки «типовой модели» судебного эксперта [2] несомненный интерес имеет рассмотрение процесса формирования внутреннего убеждения, влияющих на него факторов (как внутренних, так и внешних). Кроме того, поскольку речь идет о субъекте уголовного судопроизводства, исследование вышеуказанной проблемы может способствовать совершенствованию законодательной регламентации деятельности судебного эксперта.

Итак, начнем с того, что следует понимать под внутренним убеждением судебного эксперта. Большинство авторов рассматривали понятие внутреннего убеждения применительно к деятельности судей и следователей, гораздо меньшее количество высказывались относительно внутреннего убеждения судебного эксперта. В научной литературе нет единства в этом вопросе. По существу, все имеющиеся по этому поводу мнения можно объединить в несколько групп.

Телефоны почерковедческой экспертизы

М.С. Строгович рассматривал внутреннее убеждение как предпосылку, критерий, процесс, метод и результат познавательной деятельности в уголовном судопроизводстве [3]. Примерно такую же точку зрения относительно убеждения судебного эксперта занимает А.В. Кудрявцева [4].

Ю.К. Орлов определяет внутреннее убеждение как критерий в качестве одного из косвенных проявлений практики в широком смысле этого понятия [5]Орлов Ю.К. Заключение эксперта как источник выводного знания в су-дебном доказывании: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1985., Ю.В. Кореновский — как единственный критерий истинности [6].

«Внутреннее убеждение характеризует и процесс исследования, и его результат,» — пишет А.Р. Ратинов [7].

И.Я. Фойницкий, В.К. Случевский считали внутреннее убеждение судьи и следователя результатом их мыслительной деятельности [8]. Такая же точка зрения у РС. Белкина и Я.М. Яковлева относительно деятельности судебного эксперта [9].

В литературе также высказывается мнение, в соответствии с которым внутреннее убеждение следует рассматривать как начало, принцип, как метод оценки доказательств и как результат такой оценки [10].

Расхождение во взглядах на этот предмет связано, прежде всего, с различным толкованием термина «внутреннее убеждение», выделением какой-то одной стороны этого многогранного понятия.

В самом общем виде убеждение представляет собой «прочно сложившееся мнение, уверенный взгляд на что-либо, точку зрения» [11].

Мы согласны с А.Р. Ратиновым, что под убеждением понимается либо действие (процесс), либо его результат. Но нам необходимо четко определиться, что из этих двух значений мы будем иметь в виду при определении внутреннего убеждения судебного эксперта. Дело в том, что практически все авторы широко используют выражение «формирование внутреннего убеждения», что при определении внутреннего убеждения и как процесса, и как результата приводит с точки зрения формальной логики к удвоению терминов.

Мы полагаем, что понятие «внутреннее убеждение» в том контексте, в каком оно используется в уголовно-процессуальном праве в отношении оценки доказательств и рассматривается нами в отношении оценки результатов экспертного исследования, представляет результат данной оценочной деятельности. А сам процесс такой деятельности совершенно логично будет именовать формированием внутреннего убеждения и никак иначе.

Как было указано выше, ряд авторов определяют внутреннее убеждение как метод (способ) познавательной деятельности в уголовном судопроизводстве. На наш взгляд, данное понятие никак нельзя отождествлять со способом умственной деятельности, ибо данный класс психических процессов в русской психологической литературе со времени И.М. Сеченова принято называть умственным сопоставлением [12].

Сопоставляться между собой могут самые различные объекты по самым различным признакам, с самыми различными целями, а не только с целью установления сходств и различий. В еще большей степени всякое изучение, исследование, обследование, соотнесение фактов и доводов, распутывание сложных обстоятельств основывается на разных формах умственного сопоставления. Наконец, любое дедуктивное или индуктивное умозаключение с психологической точки зрения есть умственный акт сопоставления соответствующих суждений.

Таким образом, учитывая вышеизложенное, мы предлагаем следующее определение внутреннего убеждения судебного эксперта.

Внутреннее убеждение судебного эксперта есть результат его мыслительной деятельности, проводимой способом умственного сопоставления свойств исследуемого со свойствами другого объекта (объектов) на основе данных науки, с использованием апробированных, научно обоснованных методик с целью установления фактических данных, имеющих значение для уголовного дела.

Анализ содержания внутреннего убеждения судебного эксперта невозможен без исследования его структуры. Здесь также наблюдается отсутствие единства взглядов. Все имеющиеся подходы можно условно разделить на три группы.

Первая группа авторов предлагают определять структуру внутреннего убеждения в виде формул. Например, Ю.Г. Манышев считал, что структура убеждения может быть выражена формулой «познано — понято — пережито — принято как истина» [13]. В.Ф. Бохан полагал, что при определении внутреннего убеждения судей указанная формула должна была быть выражена так: «познано — понято — принято как истина — подготовлено решение» [14]. Н.Л. Гранат и Ю.Н. Погибко полагали, что понятие «познано» уже включает в себя понятие «понято», и поэтому формула убеждения должна быть следующей: «познал — пережил — определил ценность — принял как истину — принял решение» [15]. По мнению А. Р. Ратинова, формула убеждения слагается из компонентов «знание — воля — волевой стимул» [16].

Другие авторы предлагают структуру в виде совокупности определенного количества элементов. Например, А.В. Кудрявцева в качестве элементов внутреннего убеждения эксперта как понятия, имеющего неоднородную природу, рассматривает:

  1.  индивидуальные знания субъекта, которыми субъект обладал до акта оценки информации;
  2.  процесс познания информации, представленной или полученной субъектом оценки доказательств (информации);
  3.  осознание субъектом оценки степени своей независимости;
  4.  эмоциональное состояние субъекта при исследовании информации;
  5.  волевой стимул, побуждающий субъекта к определенным практическим действиям;
  6.  внешняя обоснованность и аргументированность принятого решения в процессуальных актах [4].

Третий вариант характеризуется более системным подходом и является, на наш взгляд, наиболее удачным. Он построен на основополагающих сторонах деятельности эксперта, которые в своей совокупности позволяют судить об обоснованности убеждения, степени его научной достоверности. В этом случае предлагается рассматривать структуру внутреннего убеждения как единство трех аспектов — гносеологического, логического и собственно психологического [9]. Если принять гносеологический аспект за основной, то логическая и психологическая стороны внутреннего убеждения будут его дополнять и служить в качестве соответствующих обоснований [19].

Гносеологический аспект представляет собой объективное отражение реальности, знания о свойствах объекта в соответствии с уровнем развития науки, полученные в результате исследования.

Логический аспект включает в себя правильность суждений, их непротиворечивость, обоснованность другими суждениями.

Психологический аспект представляет собой состояние твердой, сознательной уверенности в истинности полученного знания и готовность к совершению соответствующих действий.

Необходимо также отметить, что формирование внутреннего убеждения судебного эксперта возможно лишь при наличии определенных условий (предпосылок), среди которых имеющие как объективный, так и субъективный характер:

  • степень развития науки, определяющая возможности экспертного исследования;
  • достаточный объем и качество представленного на исследование материала;
  • степень независимости эксперта, регламентированная законодателем;
  • познавательная установка субъекта (усвоенные профессиональные знания и навыки, знание коллективной экспертной практики и личный опыт работы, направленность личности, мировоззренческие принципы);
  • комплекс психофизических (профессиональных) качеств субъекта (память, внимание, сенсорные качества, способность противостоять внешнему влиянию и т.п.).

Доказательственное значение экспертного заключения зависит от его истинности, внутренней непротиворечивости, точности и достоверности всех действий, оценок и выводов эксперта в ходе и по результатам процесса экспертного исследования. Изучение процесса формирования внутреннего убеждения является, по сути, изучением механизма умственной деятельности судебного эксперта в процессе производства экспертизы, всестороннее знание которого направлено на правильную оценку заключения эксперта субъектами доказывания, предупреждение экспертных ошибок и, в конечном счете, содействует реализации назначения уголовного процесса в современных условиях развития России.

Автор:
В.В. Бушуев, Адъюнкт Академии управления МВД России.

  1. Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза. Курс общей теории. М.,2006.
  2. Корухов Ю.Г., Орлова В.Ф. Значение общей теории для развития института судебной экспертизы // Актуальные проблемы судебной экспертизы и криминалистики. Киев,1993.
  3. Строгович М.С. Курс Советского уголовного процесса. М.,1968. Т 1.
  4. Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза как институт уголовно-процессуального права: Дис. …д-ра юрид. наук. СПб., 2001.
  5. Орлов Ю.К. Заключение эксперта как источник выводного знания в су-дебном доказывании: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1985.
  6. Кореневский Ю.В. Актуальные проблемы доказывания в уголовном процессе //Государство и право. 1999. № 2; он же Доказывание в уголовном процессе (закон, теория, практика) // Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность. М., 2000.
  7. Ратинов А.Р. Внутреннее убеждение при оценке доказательств // Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973.
  8. Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Судоустрой-ство-судопроизводство. СПб., 1910; Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. Т. 2.
  9. Яковлев Я.М. Основы психологии судебно-экспертной деятельности // Сб. научных трудов № 30. М., 1977; Белкин Р.С. Криминалистика. М., 1997. Т. 2.
  10. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М.,1977; Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элкинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978; Зинатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание. Ижевск, 1993.
  11. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994.
  12. Бойко Е.И. Механизмы умственной деятельности. М.,1976.
  13. Манышев Ю.Г. О структуре убеждения как философско-социальной категории // Научные труды Иркутского института народного хозяйства. Иркутск, 1967. Вып. 4.
  14. Бохан В.Ф. Психологический анализ судейского убеждения // Вопросы судебной психологии. Минск, 1972. Вып. 2.
  15. Гранат Н.Л., Погибко Ю.Н. Внутреннее убеждение в структуре криминалистического мышления // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1972. Вып. 17.
  16. Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. М., 1967.
  17. Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза как институт уголовно-процессуального права: Дис. …д-ра юрид. наук. СПб., 2001.
  18. Яковлев Я.М. Основы психологии судебно-экспертной деятельности // Сб. научных трудов № 30. М., 1977; Белкин Р.С. Криминалистика. М., 1997. Т. 2.
  19. Ерунов Б. А. Мнение в системе человеческого познания: Курс лекций. Л., 1973.
Нашли в тексте ошибку? Выделите её, нажмите Ctrl + Enter, и мы всё исправим!