Практические аспекты применения законодательства

Практические аспекты применения законодательства

Практические аспекты применения законодательства

Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» стал первым нормативным актом столь высокого уровня, установившим единообразный порядок проведения судебных экспертиз в рамках всех видов судопроизводства. Но с сожалением приходится констатировать, что некоторые положения Закона до сих пор неадекватно воспринимаются субъектами судопроизводства, в том числе представителями судейского корпуса. Статья 1 Закона закрепляет понятие государственной судебно-экспертной деятельности, в ст. 2 перечисляются ее задачи. В ст. 12 говорится, что государственным судебным экспертом является аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей, а в ст. 13 излагаются профессиональные и квалификационные требования, к нему предъявляемые. В контексте указанных положений очевидно, что экспертные учреждения Министерства юстиции РФ являются теми самыми специализированными учреждениями федерального органа исполнительной власти, которые созданы «для обеспечения исполнения полномочий судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров посредством организации и производства судебной экспертизы» (ч. 1 ст. 11 Закона). В ч. 2 ст. 11 Закона отмечается, что экспертные подразделения, созданные федеральными органами исполнительной власти (речь идет, в первую очередь, об экспертных подразделениях МВД РФ) или органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, при производстве судебных экспертиз осуществляют функции, исполняют обязанности, имеют права и несут ответственность как государственные судебно-экспертные учреждения. Таким образом, никакие иные предприятия, организации и учреждения статусом государственного судебно-экспертного учреждения не обладают. Однако в любом областном центре помимо ГСЭУ имеются организации, осуществляющие экспертную деятельность, — ассоциации экспертов, бюро по производству экспертиз, органы по сертификации продукции и услуг и пр. По ст. 41 Закона судебная экспертиза может производиться и в государственном судебно-экспертном учреждении и вне его. При этом на судебно-экспертную деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами, распространяется действие некоторых, но не всех статей Закона. Это означает, что производство судебной экспертизы в ГСЭУ осуществляется в особом, предусмотренном Законом порядке, по которому, в частности, руководитель ГСЭУ по получении постановления или определения о назначении судебной экспертизы поручает ее производство конкретному эксперту или комиссии экспертов данного учреждения, разъясняет им их права и обязанности, предупреждает об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, реализует иные права и обязанности, регламентированные в ст.ст. 14 и 15 Закона. Эксперт, в свою очередь, не вправе принимать поручения о производстве судебной экспертизы непосредственно от каких-либо органов или лиц, за исключением руководителя ГСЭУ. При производстве судебной экспертизы вне ГСЭУ орган или лицо, назначающие экспертизу, поручают ее проведение конкретному эксперту или нескольким экспертам, разъясняют им их права и обязанности, предупреждают об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и т.д., то есть комплекс процессуальных требований, касающихся организации экспертизы, непосредственно реализуется органом или лицом, назначающим экспертизу. К сожалению, на практике в определениях о назначении экспертиз по гражданским делам судьи возлагают на руководителей негосударственных экспертных учреждений обязанности руководителя ГСЭУ, поручая при этом производство экспертиз не конкретным лицам, а «экспертам» той или иной организации. Это свидетельствует о том, что далеко не все представители судейского корпуса осознали, что Закон, не предоставив государственному судебному эксперту каких-либо льгот, тем не менее существенно поднял его статус, заложив основы работы ГСЭУ как специализированных учреждений по проведению судебной экспертизы в рамках всех видов судопроизводства. Речь идет не об амбициях экспертов ГСЭУ, которых судьи вольно или невольно зачастую пытаются поставить в один ряд с сотрудниками коммерческих организаций, включивших в свой устав среди прочих направлений деятельности «производство экспертиз». За неповоротливость судебной системы при реализации положений нормативных актов расплачиваются обыкновенные люди: в гражданском процессе — истцы и ответчики, чьи споры разрешаются на основе доказательств, полученных с нарушением закона, которые согласно ч. 3 ст. 55 ГПК РФ «не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда». Следует подчеркнуть, что необходимость соблюдения элементарных требований процессуального законодательства не предполагает дискуссии об уровне подготовки специалистов, работающих в ГСЭУ и негосударственных экспертных организациях. Конечно, каждодневное решение задач, не связанных с потребностями судопроизводства, ведет к минимизации знаний в области юриспруденции и теории судебной экспертизы, которыми успевают овладеть сотрудники негосударственных экспертных учреждений; обусловливает необходимость выбора ими приоритетов в работе (что может повлиять на независимость суждения сотрудника как эксперта по конкретному делу) и т.д. В то же время в любом учреждении (и ГСЭУ в этом плане не являются исключением) работают как специалисты высокого класса, так и менее опытные сотрудники. Именно поэтому орган или лицо, посчитавшие целесообразным производство экспертизы по конкретному делу, имеют право выбора эксперта из неограниченного числа субъектов, не работающих в ГСЭУ, но обладающих соответствующими специальными знаниями. В этом случае процессуальное законодательство всего лишь обязывает назначающего экспертизу удостовериться в том, что экспертиза будет проводиться лицом, имеющим необходимые специальные знания в объеме, достаточном для разрешения поставленных перед ним вопросов. Автор: Я. В. Комиссарова — Старший преподаватель Московской государственной юридической академии, кандидат юридических наук
Практические аспекты применения законодательства
Оцените статью

Читайте также: