Проблемы назначения и производства судебной экспертизы

Процессуальные проблемы назначения и производства судебной экспертизы

Процессуальные проблемы назначения и производства судебной экспертизы

В ст. 74 УПК РФ закреплено, что заключение и показания эксперта являются одним из видов доказательств по уголовному делу наряду с другими доказательствами. Тем не менее современное досудебное уголовное судопроизводство базируется именно на результатах судебной экспертизы. Например, в целях собирания и проверки имеющихся по уголовному делу доказательств, правильной квалификации совершенного уголовно наказуемого деяния и др. Анализ следственной практики показывает, что почти по каждому уголовному делу, расследуемому как в форме предварительного следствия, так и дознания, назначается судебная экспертиза либо по инициативе следователя (дознавателя), реже — потерпевшего, либо по ходатайству подозреваемого (обвиняемого), их защитника. По 90% уголовных дел, по которым проводилась судебная экспертиза, доказательственная база обвинения лица в совершении преступления основывается главным образом на заключении эксперта. С учетом этого положения, по нашему мнению, и в соответствии с Федеральным законом № 90 от 6 июня 2007 г. срок дознания был продлен до 6 месяцев. Полагаем, что указанная сложившаяся практика не является бесспорной. Безусловно, по уголовным делам о преступлениях тяжких и особо тяжких, а в отдельных случаях — и средней тяжести назначение производства судебной экспертизы является необходимым. Однако данное правило на процесс раскрытия и расследования преступлений небольшой тяжести распространять без изъятия, по нашему мнению, не совсем верно. Осуществить раскрытие и расследование указанных преступлений представляется возможным в немалом количестве случаев и без назначения судебной экспертизы. Но менталитет дознавателя таков, что предполагает соблюдение определенного алгоритма действий при производстве по уголовному делу. В результате — необоснованно затягиваемый процессуальный срок. Кроме того, следователь (дознаватель) имеет объективную на первый взгляд причину для длительного предварительного расследования преступления. Полагаем, что производство судебной экспертизы следует назначать в исключительно необходимых случаях. Если совершено очевидное преступление и подозреваемый (обвиняемый) признает свою вину в содеянном, причем последнее подтверждается другими собранными по делу доказательствами, то потребность в производстве судебной экспертизы отпадает. Это позволит сократить срок досудебного производства по уголовному делу без ущемления прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Бесспорно, по отдельным категориям уголовных дел в целях установления объективных данных, имеющих значение для уголовного дела, существует необходимость назначения и производства судебной экспертизы. Однако при ее назначении и возможном использовании в дальнейшем результатов судебной экспертизы при раскрытии и расследовании преступлений в досудебном производстве по уголовным делам возникает немало проблем. Остановимся на некоторых из них. Судебная экспертиза согласно ч. 2 ст. 195 УПК РФ производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными познаниями. На сегодняшний день судебная экспертиза в большинстве случаев проводится негосударственными судебными экспертами, кроме того, создано много организаций, наделенных правом производства судебной экспертизы. По общему правилу денежные средства за производство судебной экспертизы уплачиваются организации, сотрудник которой ее осуществил. Буквальное толкование указанной выше нормы запрещает это делать, поскольку договор на оплату следует заключать с лицом, у которого есть право (подтвержденное наличием соответствующего сертификата) производства судебной экспертизы. Но он работает в конкретной организации и отказывается заключать договор на оплату со следователем. Лицо имеет узкую специализацию (например, техническая экспертиза транспорта, техническая экспертиза помещения), им пройдены курсы специализации, но у него нет соответствующего сертификата. При таких условиях организация поручает ему производство судебной экспертизы помещения, и вопрос компетенции эксперта снимается без особых проблем. В связи с указанным целесообразно, исходя из анализа следственной практики, ч. 2 ст. 195 УПК РФ после слов «специальными знаниями» дополнить словами: «организациями, имеющими соответствующую лицензию». Организация при этом открывает расчетный счет, на который органом предварительного расследования перечисляется оплата за производство судебной экспертизы. Если же в качестве эксперта выступает физическое лицо, то проблемным становится вопрос оплаты его труда, поскольку не у каждого эксперта открыт расчетный счет. Любой правоохранительный орган перечисление денежных средств в установленных законом случаях осуществляет в безналичном порядке. При обращении следователя (дознавателя) к организации для проведения судебной экспертизы права и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, разъясняются лицу, которому руководителем этой организации поручено проводить судебную экспертизу. Правовые вопросы в данном случае также решаются просто. Следующая проблема назначения и производства судебной экспертизы — низкое качество заключения эксперта, осуществившего фоноскопическую экспертизу. Нередко после возбуждения уголовного дела у следователя возникает необходимость в производстве контроля и записи телефонных переговоров. Полученные записи затем передаются эксперту, в том числе и с целью воспроизведения (в письменной форме) записанного на носителе информации — представления полного содержания записанного текста. На практике складывается ситуация, когда при прослушивании аудиозаписи следователь получает больше информации, чем указывает эксперт в своем заключении. В связи с этим значение такого заключения эксперта как самостоятельного вида доказательства снижается. Кроме того, срок предварительного следствия оказался необоснованно затянутым. Проблемы возникают и при назначении и производстве трасологической экспертизы. Например, на месте происшествия имеется след, явно оставленный ботинком. Данный факт воспринимается даже неспециалистами — членами следственно-оперативной группы. Эксперт же, например в отдельном районе Рязанской области, заключает, что не может утверждать, что обнаруженный след — отпечаток подошвы ботинка. И такие случаи имеют место в других субъектах РФ. По мнению следователей, в данных ситуациях у экспертов отсутствует желание проводить полноценное исследование с максимально возможным выходом. Схожим с указанным является и иной случай, когда эксперт по истечении двух месяцев с момента назначения трасологической экспертизы не дает заключение по исследованию следа. В ответ на вопрос следователя «Когда будет готово заключение, ведь уже прошло достаточно много времени — более 2 месяцев?» эксперт предлагает прийти за заключением через неделю. По истечении указанного времени следователь получает заключение: не представилось возможным идентифицировать объект, поскольку след оказался не пригодным для идентификации. По мнению следователей (дознавателей), эксперты недобросовестно относятся к производству экспертизы: плохо ищут следы, делают слепки, их хранят и т. п. Анализ следственной практики показывает, что по 90% назначенных трасологических экспертиз экспертами дается отрицательный ответ. Однако согласно Федеральному закону № 73-Ф3 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» 2001 г. принципами организации судебно-экспертной деятельности выступают независимость, объективность, всесторонность, полнота исследования. Всесторонность исследования означает, что эксперт при производстве экспертизы должен максимально использовать всю возможную информацию об объекте, учитывать все его признаки. Если эксперту не хватает информации для полноценного исследования объекта, то он имеет право согласно нормам уголовно-процессуального закона обратиться к следователю (дознавателю) за дополнительными данными. В некоторых случаях эксперту для полноты, всесторонности, объективности исследования выявленных признаков необходимо ознакомиться с технологией производства исследуемого объекта и проследить механизм появления случайных признаков в процессе изготовления объекта — насколько они устойчивы при отображении[ref]См.: Майлис Н.П. Моя профессия — судебный эксперт. М.: Щит-М, 2006. С. 28.[/ref]. Однако в современной следственной практике такие обращения и описанные действия эксперта следует рассматривать как исключение из общего правила. Вероятно, одна из причин сложившегося положения — недостаточное или вообще отсутствие финансирования производства судебной экспертизы. Если для подразделений Следственного комитета при прокуратуре РФ денежные средства и выделяются, хотя и в недостаточном объеме, то в органах внутренних дел, особенно на уровне райотделов, это большая проблема. Обеспечить качество судебной экспертизы и сокращение сроков судебной экспертизы возможно главным образом через выделение в необходимом объеме денежных средств. Но данное предложение, следует полагать, будет реализовано только в том случае, если самостоятельным пунктом государственной программы развития Российского государства станет установка: действенная защита прав и законных интересов пострадавших от преступления. Особенно остро в досудебном производстве по уголовным делам стоит проблема производства судебной экспертизы контрафактной продукции. Эксперты для производства судебной экспертизы требуют образцы продукции. В настоящее время в Рязанской области расследуется уголовное дело, по которому 7 тыс. образцов контрафактных CD-дисков и DVD-дисков необходимо направить для производства судебной экспертизы. При указанной выше постановке проблемы возникает вопрос: где взять следователю 7 тыс. оригиналов указанных носителей информации? Явно, что это нереально. Следовательно, получить имеющее значение для уголовного дела заключение эксперта в данном случае становится невозможным. В частности, в качестве вывода по такой ситуации один из экспертов ЭКЦ МВД Рязанской области сделал следующие выводы: «1-2. Решить поставленные вопросы: «Соответствует ли оформление (сюжет и способ нанесения изображений) аудиовизуальной продукции предоставленным для сравнительного исследования образцам? Имеются ли отличия между предоставленными на исследование аудиовизуальными произведениями и предоставленными образцами аудиовизуального произведения?» — не представляется возможным по причине отсутствия образцов для сравнительного исследования. В отношении пятидесяти одного компакт-диска DVD с аудиовизуальными произведениями вопрос может быть решен категорично при предоставлении сопоставимых сравнительных образцов». Такое заключение эксперта обусловлено тем обстоятельством, что начальником ЭКЦ МВД России генерал-лейтенантом милиции В.В. Мартыновым 18.06.2007 г. было подписано письмо «Об исследовании аудиовизуальной продукции», разосланное по всем территориальным органам внутренних дел, в котором указано, что в соответствии с п. 2 ч. 4 ст. 57 УПК РФ и со ст. 16 Ф3 № 73 от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» эксперт не вправе самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования, а образцы лицензионной продукции для сравнительного исследования, справочная информация и другие материалы, необходимые для проведения исследования, должны предоставляться лицом, назначившим экспертизу (следователем, дознавателем, прокурором или судьей). В данной ситуации выход видится в надлежащей организации взаимодействия заинтересованных служб в производстве судебной экспертизы контрафактной продукции. В частности, РАПО (Российская антипиратская организация) изготовила диск в целях зашиты авторских и смежных прав, который содержит все возможные признаки контрафактности: оригинал маркировки предприятия-изготовителя, образцы голографической защиты и др. РАПО направил этот диск в МВД России в качестве образца для проведения исследования аудиовизуальной продукции с целью его дальнейшего распространения по экспертно-криминалистическим подразделениям органов внутренних дел. Но, по нашим данным, на места копия данного диска пока так и не поступила. Но парадоксальным является то обстоятельство, что в соответствии с п. 15 Постановления № 15 от 19.06.2006 г. Пленума Верховного суда Российской Федерации «понятие контрафактности экземпляров произведений и (или) фонограмм является юридическим. Поэтому вопрос о контрафакности произведений или фонограмм не может ставиться перед экспертом», а суды между тем требуют соответствующего заключения эксперта, которое практически не возможно получить. И последнее: при анализе следственной практики все более значимым становится утверждение единых методик при проведении оценочных экспертиз. Например, при оценке недвижимого имущества стоимость его может варьировать от 500 руб. до 2 млн. руб. (при продаже имущества, оценке строящихся объектов и др.). При производстве фоноскопической экспертизы также существуют различные подходы. Например, в Санкт-Петербурге эксперты утверждают, что по цифровой записи невозможно сделать фоноскопическую экспертизу, в Липецке — не видят в этом проблемы. При производстве оценочных экспертиз нередко используются авторские методики, которые не являются общепризнанными. По одному объекту исследования можно получить принципиально разные заключения. При этом эксперты с большим нежеланием являются (нередко и вообще не являются) к следователю (дознавателю) на допрос для разъяснения данного ими заключения в соответствии с ч. 1 ст. 205 УПК РФ. В целях недопущения указанного и для повышения качества экспертных исследований необходимо сертифицировать используемые экспертами методики. В заключение отметим, что производство судебной экспертизы в немалом количестве случаев необходимо для всестороннего, полного, объективного исследования обстоятельств совершенного преступления. Актуализация указанных выше проблемных моментов при ее назначении и производстве и их решение позволят более эффективно использовать на стадии предварительного расследования преступления заключение эксперта как самостоятельный, достаточно значимый вид доказательства по уголовному делу. [references/] Автор: О. А. Малышева — профессор академии ФСИН России (г Рязань), канд. юрид. наук, доцент.
Проблемы назначения и производства судебной экспертизы
Оцените статью

Читайте также: