Специальные знания в судебной экспертизе

Специальные знания в судебной экспертизе

Специальные знания в судебной экспертизе

Эффективность выявления, раскрытия, расследования и предупреждения преступлений во многом зависит от своевременности и полноты использования специальных знаний. Термин «специальные знания» законодатель употребляет в понятии судебной экспертизы в Федеральном законе от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (ст. 9 ФЗ)[ref]Далее — Закон.[/ref], а также в характеристике эксперта и специалиста как лиц, обладающих специальными знаниями (ст. 57, ст. 58 УПК РФ), не раскрывая при этом его содержание, что обусловливает значительные трудности применения на практике. Указанный термин подчеркивает особый, локальный характер знаний, их отличие от обычных, преобладающих в общественной жизни знаний, которые именуются общеизвестными и отражают уровень среднего общего образования. Важность правильного определения специальных знаний имеет непосредственное отношение к требованиям, предъявляемым к лицам, выступающим в качестве экспертов и специалистов. В данном Законе в качестве условия для осуществления экспертной деятельности говорится о профессиональных и квалификационных требованиях. Такое положение представляется неправильным, ибо противоречит этимологическому значению термина «квалификация». Указанным термином охватываются понятия, характеризующие: а) качество знаний, которыми обладает лицо, т.е. отнесение их к определенной области, в которой лицо является специалистом; б) уровень подготовки лица для выполнения той или иной работы; в) профессию, т.е. постоянную специальность, род занятий человека[ref]Новейший словарь иностранных слов и выражений. М. — Минск, 2001.[/ref]. Поэтому представляется правильным в нормативном, научном и практическом обороте использовать один термин — «квалификация». Профессиональные и квалификационные требования, предъявляемые к эксперту государственных судебно-экспертных учреждений, предусмотрены в ст. 13 Закона, согласно которой должность эксперта в государственных судебно-экспертных учреждениях может занимать гражданин Российской Федерации, имеющий высшее профессиональное образование и прошедший последующую подготовку по конкретной экспертной специальности в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Должность эксперта в экспертных подразделениях федерального органа исполнительной власти в области внутренних дел может также занимать гражданин Российской Федерации, имеющий среднее специальное экспертное образование. Указанные положения вызывают два серьезных возражения. Первое связано с тем, что в Законе не учитывается реально осуществляемое в стране высшее профессиональное экспертное образование. Для лиц, получивших такое образование, нет необходимости проходить по окончании учебного заведения специальную подготовку. В то же время очевидно, что значительное число лиц, претендующих на должность эксперта в государственных судебно- экспертных учреждениях, имеют обычное высшее образование. Именно эту категорию имеет в виду Закон. Учитывая различия в формировании государственных экспертных учреждений, в Федеральном законе «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» должны быть отражены оба способа. Второе соображение касается двойственного подхода к уровню образования при допуске лица в качестве эксперта. Речь идет о возможности занятия должности эксперта лицами, имеющими среднее специальное образование. Между двумя уровнями образования — высшим и средним — имеются существенные различия в объеме и глубине знаний, полученных в указанных учебных заведениях. Поэтому уровень познавательных возможностей у обладателей этими знаниями не может не быть различным. Между тем в судопроизводстве при доказывании должны использоваться доказательства в форме заключений судебной экспертизы, не вызывающие сомнений в научной обоснованности, отражающей высшую ступень знаний в соответствующей области, которыми специалист, имеющий среднюю экспертную подготовку, не обладает. Нам представляется, что лица с таким образованием должны иметь статус помощников экспертов, в связи с чем их деятельность будет находиться под контролем эксперта, который должен нести полную ответственность за качество проведенного исследования. Элементная структура специальных знаний, которыми обладает эксперт, имеет двойственное происхождение. К ним прежде всего относятся:
  1. знания, полученные в рамках основной образовательной программы высшего профессионального образования по соответствующей специальности;
  2. знания, полученные в результате последующей подготовки по конкретной экспертной специальности, уровень которых определяется экспертно-квалификационными комиссиями в процессе аттестации.
Таким образом, вторую группу составляют знания, приобретенные экспертом опытным путем в ходе профессиональной деятельности. Третья группа — это знания, приобретенные вследствие самостоятельной работы по ознакомлению с новейшими достижениями науки, проведения экспериментальных исследований, конструирования приборов, приспособлений и т.д. Значимость этого источника приращения профессиональных знаний состоит в том, что уровень профессиональной подготовки экспертов подлежит пересмотру через каждые пять лет. Общеизвестен интенсивный процесс накопления новых знаний в промежутках между аттестациями. С учетом этого в экспертных учреждениях должна создаваться обстановка, способствующая самостоятельному повышению квалификации экспертов. Формы данной работы многообразны: приобретение специальной литературы, обмен опытом, поощрение лиц, которые преуспели в этом, и другие. Специфика деятельности эксперта состоит не только в реализации научных положений, но и в необходимости обладания различными умениями и навыками, связанными с обращением с объектами исследования, приемами, методами и средствами, используемыми при производстве экспертизы. В связи с этим неизбежно возникает вопрос об их месте в структуре знаний и источниках формирования. На наш взгляд, навыки и умения представляют неотъемлемый элемент профессиональных знаний. Навыки и умения не могут рассматриваться вне этих знаний, так как они применяются именно в связи с реализацией знаний, без них невозможно достигнуть целей деятельности. Наряду с государственными судебно-экспертными учреждениями в России функционируют также негосударственные судебные эксперты (ст. 41 Закона, ч. 2 ст. 195 УПК РФ). В связи с этим возникает ряд принципиальных для практики вопросов, связанных с регулированием судебно-экспертной деятельности лиц, не являющихся государственными судебными экспертами. В качестве альтернативных могут быть предложены несколько вариантов решения проблемы. Наиболее предпочтительным представляется принятие закона, регулирующего эту деятельность. Второе решение связано с внесением дополнений в действующий Закон, в этом случае они должны быть внесены в ст. ст. 13 и 41. Дело в том, что, распространяя действие Закона на деятельность негосударственных экспертов (ч. 2 ст. 41 ), законодатель не распространил положения, касающиеся аттестации, на указанную категорию лиц, осуществляющих экспертную деятельность. Наконец, может быть принят вариант, связанный с нераспространением на негосударственных экспертов требования об определении уровня профессиональной подготовки посредством аттестации. Данная позиция может быть обоснована следующими соображениями. В условиях преобладающего количества государственных экспертов деятельность негосударственных экспертов представляет конкурирующую сторону на рынке потребностей правоохранительных органов в услугах экспертной деятельности. Поэтому естественно их стремление к достижению высокого качества исследований. Мотивацией этих экспертов является стремление обеспечить уровень исследований, отвечающий современным научным данным, что в определенной мере компенсирует отсутствие института аттестации. Однако нельзя упускать из вида одно существенное обстоятельство. По структуре негосударственные эксперты включают две группы лиц. Первую составляют научные работники, преподаватели вузов, которые в связи с родом занятий хорошо осведомлены о новейших достижениях науки. Вторая группа включает пенсионеров, работавших ранее экспертами в государственных судебно-экспертных учреждениях и обладающих достаточным опытом, навыками и умениями, связанными с проведением экспертиз. Учитывая, что в уголовном процессе востребованными являются специальные знания, находящиеся на современном уровне их развития, частный эксперт сам должен определять, когда его знания потребуют усовершенствования. Объективным критерием оценки деятельности эксперта, давшего заключение, выступает следственная и судебная практика. Участники судопроизводства, прежде всего следователь, суд, прокурор, защитник, обладающие соответствующей подготовкой и практическим опытом, располагая данными об обстоятельствах преступления, способны полно, объективно и всесторонне оценить заключение. При необходимости они могут воспользоваться консультацией со специалистами для анализа заключения с точки зрения его соответствия современному уровню науки. Качество заключения обеспечивается также возможностями, предоставленными законом участникам судопроизводства, в том числе осуществлением контроля за деятельностью эксперта. Так, следователь имеет право присутствовать при производстве судебной экспертизы, получать разъяснения эксперта по поводу проводимых им действий (ст. 197 УПК РФ), допросить эксперта для разъяснения данного им заключения (ст. 205 УПК РФ). Признав заключение эксперта недостаточно ясным или полным, следователь может назначить дополнительную судебную экспертизу (ч. 1 ст. 207 УПК РФ), а в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам — повторную (ч. 2 ст. 207 УПК РФ). Учитывая, что Закон имеет отношение не только к уголовному процессу, о чем прямо говорится в преамбуле, целесообразно регламентировать общее понятие специальных знаний, которое будет являться базовым. В соответствующих кодексах (Гражданско-процессуальном, Арбитражно-процессуальном и др.) это понятие может быть воспроизведено, а при необходимости дополнено элементами, специфичными для данной отрасли права. Представляется необходимым дополнить ст. 9 Закона абзацем 12 и изложить его в следующей редакции: «специальные знания — это не являющиеся правовыми знания в различных областях деятельности, полученные в рамках высшего профессионального образования, включающие знания теории, навыки и умения, и используемые участниками гражданского, арбитражного, административного и уголовного судопроизводства в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, в порядке, предусмотренном соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации». [references/] Авторы: В. В. Степанов — профессор Саратовской государственной академии права, кандидат юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации. Л. Г. Шапиро — доцент Саратовской государственной академии права, кандидат юридических наук.  
Специальные знания в судебной экспертизе
Оцените статью

Читайте также: